[caption id="attachment_46459" align="alignleft" width="540"] Людмила ЗАДОРОЖНАЯ с мамой, Светланой МАКАЕНОК, и дочерьми – Марией (1 годик) и Анастасией (2,5 года).[/caption]

Все больше людей из юго-восточной Украины хотят спасти себя и свои семьи от полыхающего огня  и приближающегося холода, найти кусочек мира под крылом славянских братьев-держав. По последним данным, только в Беларуси насчитывается более 25 000 (на Рогачевщине – порядка 200) украинских переселенцев.  Это люди, столкнувшиеся лицом к лицу с ужасной трагедией, о которой мы знаем лишь со страниц учебников по истории. Особенно страшно то, что происходящие печальные события отражаются в наполненных слезами, непониманием и надеждой глазах невинных детей и оставляют большой черный след в их чистых душах.
В один миг жизнь может измениться в корне… Об этом не понаслышке знает и наша героиня, Людмила ЗАДОРОЖНАЯ, переехавшая с мамой и двумя маленькими дочерьми из Донецкой области и нашедшая временное спасение в агрогородке Звонец Рогачевского района.
- Людмила, уточните, пожалуйста, из какого города вы к нам приехали?
- Мы приехали из города Харцызск, расположенного в 30 км от Донецка, между Макеевкой и Шахтерском. Сейчас город периодически подвергается артиллерийским обстрелам, много зданий разрушено, люди сидят без света. К счастью, мы этого не застали, уехали раньше, такие печальные новости нам рассказали уже здесь.
- Если ваш город не обстреливали – почему вы решили все-таки уехать?
- Мы очень долго решались на такой шаг. До последнего надеялись, что Харцызск не будут атаковать. В городе расположен трубный завод, и ходили слухи, что наш  знаменитый предприниматель Ринат Ахметов заключил большой контракт с китайцами. Именно поэтому все были почти уверены, что нас беда не коснется.
Потом над городом стали летать тяжелые самолеты, грохот и гул стоял такой, что, казалось, они находятся прямо над нашей крышей. Когда начали бомбить блокпосты недалеко от Харцызска, стало очень страшно. Хватаешь детей – и не знаешь, куда бежать… Дело в том, что у нас нет приспособленных мест для укрытия. Единственным бомбоубежищем, которое находилось относительно недалеко от нашего дома, была закрытая школа, но она находилась в 500 метрах, и бежать нужно было по открытому полю. Там невозможно было находиться долгое время – помещение хоть и было убрано, расчищено, даже провели освещение, однако сырость и холод не позволили бы, особенно с маленькими детьми, просидеть более двух-трех часов.
- Сложно было оставить все, нажитое собственным трудом, и уехать в неопределенность?
- Очень сложно. В один миг лишаешься всего – дома, работы, машины, друзей… Конечно, жалко. Но находиться там было невозможно. После грохота самолета и бомбежек было жутко, охватывали страх и паника. Не знаю, может, кто-то смелый, но я не скрываю – я боялась! Особенно за детей. Атмосфера была очень тяжелая, накаленная, нервы – на пределе, иногда срывалась на детях. В один миг решили уехать. У меня там остался муж (продолжительная пауза); брат уехал в Россию, он там родился, а мы с мамой и детьми – сюда.
- Почему вы выбрали именно Беларусь, ведь в России жителям из юго-восточной части Украины оказывают большую помощь, дают им статус беженца, а у нас вы числитесь как переселенцы и лишены многих льгот?
- Вы знаете, у меня корни отсюда – мой папа, Вячеслав Макаенок, родился в Могилеве. Здесь живет мой дедушка, родной брат бабушки по папиной линии. Ему, ветерану и инвалиду  Великой Отечественной войны, уже почти 90 лет. Конечно, он ничем помочь не сможет, но все же сейчас мы – рядом с родными людьми, не уехали «в никуда».
- Вы, случайно, не родственники нашего знаменитого драматурга?
- Вполне возможно (улыбается). Наш дедушка-ветеран рассказал, что дед по отцу – как раз двоюродный брат известного белорусского драматурга Андрея Макаенка. Мы только сейчас узнали. Приятная новость, к сожалению, пока  не можем проверить, достоверна ли информация.
- Многие переселенцы из Украины приезжают в нашу страну через Россию. А как вы добирались в Беларусь?
- Мы с пересадками ехали по территории Украины. Вначале на машине доехали до Донецка, а потом – на поезде до Харькова. Там пришлось просидеть на вокзале с одиннадцати вечера до шести часов утра. Утром на долгожданном поезде отправились в Беларусь. Детям очень тяжело дорога далась, мучительно – не спали, плакали, жара была изматывающая.
- На границе вас пропустили без проблем?
- Проблемы были, конечно. Мы собирались в спешке, и на детей не было проездных документов. Взяла с собой только свидетельства о рождении, поэтому могли не пропустить. Но все обошлось.
- Как вас приняла белорусская сторона? Помогают ли жители агрогородка?
- Мы очень благодарны местным жителям и председателю Звонецкого сельского Совета Хворостовой Людмиле Георгиевне, которая поддерживает нас, предоставила пустующую квартиру, после выдала нам холодильник. Люди очень хорошие, отзывчивые. Сразу на кушетке спали… (в этот момент мама, Светлана Макаенок, не смогла удержать слез). Потом жители дали кровать, принесли постельное белье, шторы и палас, посуду, а девочкам – коляски и детские игрушки. Очень помогла медсестра из Ильичевской амбулатории. Хочется им сказать большое спасибо за помощь, дай Бог им здоровья!
- Какие у вас планы на ближайшее будущее, временное жилье есть, а с работой определились?
- Это на сегодняшний день самый актуальный вопрос. В Звонце возникли сложности в поиске работы, а уехать в город – негде жить. В Рогачеве вакансий, конечно, на порядок больше, мне, например, сразу продавцом предложили  устроиться, были и другие варианты, но… без жилья. В районном центре даже снять квартиру тяжело, только с ежесуточной оплатой. Но это же нереально – в месяц около шести миллионов отдавать. Нам посоветовали еще в Тихиничах остановиться, но оказалось, что туда уже переселились четыре или пять семей из Украины.
Сейчас поступило предложение устроиться здесь на ферму в качестве оператора машинного доения. Одно дело, что я не умею, коров видела только издалека (улыбается), но это ладно, всему можно научиться. Трудности в другом: мне неудобно работать посуточно и очень рано вставать, так как я – кормящая мать.
Решила, что вначале нужно разобраться до конца с документами, так как регистрация лишь на 90 дней, а потом обязательно куда-нибудь устроюсь. В ином случае – не выживем. Наши счета заблокированы, не можем снять ни мамину пенсию, ни мое декретное пособие. Посоветовали оформить вид на жительство, осталось заверить у нотариуса бумаги, которые в Жлобине перевели с украинского языка, и запросить  из Минска справку об отсутствии судимости. Чтобы все оформить, мне и маме понадобится, как минимум, полгода. В последнее время постоянно в разъездах, везде нужны средства, чтобы все оплатить. Тяжело, конечно (вздыхая). Но главное – живы, справимся.
- А кем вы работали до декретного отпуска?
- Как я поняла, по специальности я вряд ли смогу устроиться. У меня высшее экономическое образование, но я всю жизнь проработала менеджером в фирме, занималась реализацией тканей.
- На данный момент вы надеетесь все же вернуться назад, в Украину?
- Если честно, даже не знаю, что будем делать дальше. Очень переживаю за мужа, его, скорее всего, не выпустят за пределы страны – призывной возраст. В Харцызске после бомбежки наверняка ни работы не будет, ни жилья. На сегодня там осталась четырехкомнатная квартира и машина, муж ездил в Россию, чтобы заработать на нее. Теперь думает все продать, чтобы были хоть какие деньги на первое время. Все обесценивается ввиду сложившейся ситуации, знакомые квартиру в Харцызске за две тысячи долларов всего лишь продали. Так что… даже не знаю, как судьба сложится дальше.
В этом году столько потрясений было – папа и бабушка умерли, теперь это… - похудела килограммов на десять уже. Нарыдалась столько, что голова раскалывается. Но сейчас держусь изо всех сил, должна быть сильной ради своей семьи (заключила со все же неудержимыми  слезами на глазах)…

Елена УДАРЦЕВА.
Фото Василия РОГОЖНИКОВА.

Недостаточно прав для комментирования. Войдите на сайт используя социальные сети.

Войти с помощью

 


  

Яндекс Реклама