Правда против фейков

Интервью Президента Александра Лукашенко телеканалу CNN получилось не просто острым и на злобу дня. Оно отчетливо высветило истинное лицо западной журналистики, которая, чего скрывать, столь же далека от свободы слова, как Земля от Луны. И подчас выполняет задачи, которые не имеют ничего общего с настоящей журналистикой. В качестве интервьюера в Минск приехал британец Мэтью Чанс, работающий на американский CNN в московском корпункте. Приехал с заранее заготовленным и привычным набором жареных фактов и громких сенсаций из разряда «одна бабка сказала», бездоказательных обвинений, наглой лжи, а порой и откровенной клеветы. А потому диалог Александра Лукашенко с западным журналистом больше походил не на классическое интервью, а на развенчивание грубых, иногда просто провокационных фейков. Однако белорусский лидер терпеливо, убедительно и аргументированно отвечал на все выпады репортера. Подробно рассказал и о миграционном кризисе, назвав истинные причины и виновников сложившейся ситуации, высказался о беглых «горе-революционерах», прокомментировал лживые измышления вокруг посадки в минском аэропорту самолета RyanАir, еще раз обозначил позицию Беларуси по вопросам интеграции с Россией, суверенитета и безопасности.

Кто должен извиняться

О том, что репортер приехал не для содержательного разговора, а прежде всего провоцировать собеседника, стало понятно буквально с первых минут беседы. Он будто на скаку обнажил, как ему, видимо, казалось, убийственную фактуру, а на самом деле затертый набор уже давно потускневших фейков. «Тысячи за решеткой», «страдают от нарушений прав человека», «некоторые поплатились жизнью»... И на этом далекий от журналистского приема резкий маневр: «Не хотели бы, пользуясь возможностью, принести извинения белорусскому народу за нарушения прав человека»? Похоже, Мэтью возомнил себя чуть ли не олицетворением во плоти высшего суда. Президент отреагировал на выпад спокойно:

— Нет, мне не хотелось бы воспользоваться этой возможностью. Если мне захочется, то я это сделаю через белорусские средства массовой информации. У нас они работают неплохо. А через CNN — какой смысл в этом? Думаю, что это вообще не актуальный вопрос и в принципе мне извиняться не за что. Последние события в Беларуси как раз подтверждают мой тезис.

Но Чанса было не остановить. Это по ходу беседы он притушит воинственный пыл. А тут решил, что бьет не в бровь, а в глаз. Мол, «правозащитные организации утверждают», «травмы», «сломанные зубы», «кости», «ожоги», «синяки». Подследственных содержат в пыточных голыми в грязи… Александр Лукашенко терпеливо успокаивал нервничающего собеседника: 

— Вы знаете, у нас нет ни одного места лишения свободы, как вы сказали, подобного Гуантанамо. Или тем базам, которые Соединенные Штаты и вы (Великобритания. — Прим. ред.) создавали в странах Восточной Европы. Если исходить из этого (все познается в сравнении, я поэтому так отвечаю на ваш вопрос), думаю, вы не лучше будете выглядеть. Что касается наших мест содержания обвиняемых или находящихся под следствием, поверьте, они не хуже, чем в Соединенных Штатах и Великобритании. Вот это я вам могу гарантировать.

Вы говорите о неких правозащитных организациях. Мы видели деятельность этих «правозащитных организаций». Вы человек и журналист, хорошо знающий горячие точки. Я очень хорошо знаю вашу биографию журналистскую. Вы видели в жизни многое. Вот правозащитные организации, дай бог памяти, в Сирии обвиняли сирийцев, россиян, других, что они применяют биологическое оружие. Вы даже показывали эти, как оказалось потом, постановочные кадры. А ведь были задействованы правозащитные организации. Может быть, и в случае с Беларусью эти правозащитные организации вам что-то подсказывают? Поэтому я бы вам предложил обсуждать не мнения и заявления каких-то эфемерных правозащитных организаций, а конкретные факты.

О «стандартах» 

Пытаясь состряпать хоть какие-то аргументы в свою пользу, репортер телеканала снова сослался на ангажированные правозащитные организации, которые, дескать, фиксируют нарушения стандартов прав человека в Беларуси. То есть опять включил заезженную пластинку о якобы пытках, избиениях и даже сексуальном насилии, которое, мол, совершали силовики в отношении задержанных в прошлом году нарушителей общественного порядка. Однако Александра Лукашенко и это не вывело из равновесия:

— Все, что вы перечислили, я вам гарантирую, что это фейк и выдумки. Если хотите, можем конкретный факт так называемого сексуального изнасилования с вашим участием расследовать. И в результате расследования вы убедитесь в своих правозащитных организациях и в заявлениях, взятых вами из интернета. Слушайте, для такого уровня канала, как CNN, это просто несерьезно: брать из интернета всякую ложь. Наверное, кому-то это хотелось. Поэтому я вам не советую повторять все это.

По поводу стандартов соблюдения прав человека. Пожалуйста, дайте мне эти стандарты. Это придуманные вами на Западе стандарты, и вы под них хотите весь мир подогнать. Успокойтесь, так не получится. Это как стандарты проведения выборов. Стандартов нет, и мы с Россией предлагали: давайте выработаем в рамках ­ОБСЕ стандарты оценки тех или иных выборов. Вы не согласились. Потому что у вас есть свои стандарты. Точно так и с правами человека. Ну и еще, чтобы уже параллель, все познается в сравнении.
Мы никогда в упор не стреляли ни в одного оппозиционера и даже радикала. Никогда! А вы недавно и на CNN показывали, как в конгрессе США застрелили девушку, героя Соединенных Штатов Америки. Это не нарушения прав человека? И вы стыдливо замалчиваете это.
 
О нежелании минчан говорить с CNN
 
Гость на этом месте для человека опытного применил довольно примитивный прием, который так просто не проверить: правда или вымысел. В общем, пожаловался Мэтью Президенту на то, что ходил по минским улицам в стремлении пообщаться со случайными прохожими, а его все почему-то ставили в игнор. Мы, конечно, доподлинно не знаем, как там в Штатах. Может, американцы при виде лого CNN падают на колени и начинают истово бить поклоны, но в Минске так не принято. Да и отношение к тенденциозному каналу после его стилистики освещения прошлогодних белорусских событий, скажем так, не ахти. Александр Лукашенко, конечно, посочувствовал журналисту, но заметил:

— Вы ходили по Минску и задавали вопросы людям. Вы называли себя? Кто вы? Вы представились людям, которых вы спрашивали? Вы сказали, что вы из CNN и люди с вами в подавляющем большинстве в Минске не захотели разговаривать. Так? В Минске очень умные, грамотные, талантливые и просвещенные люди. Они знают, что такое CNN.

Недавно на Большом разговоре с Президентом присутствовала ваша журналистка и мы показали в прямом эфире позицию CNN. Поэтому в Минске люди хорошо знают, что вы заранее на что-то ориентированы, и они не захотели просто с вами на эту тему разговаривать. Потому что знали, что вы все равно в искаженном виде представите эту информацию. Вы меня извините, но это так. И то, что с вами не захотели разговаривать минчане, — это ваша проблема. Вы журналист, талантливый человек, вы должны были вызвать людей на откровенный разговор. У вас это не получилось? Я при чем здесь? Я в этом не виноват. Если бы вы меня попросили, чтобы я вам помог в этом, я бы вам помог. Но вы меня об этом не просили.

Репортер CNN не был бы собой, если бы и этот, как они говорят, кейс не попытался выкрутить в свою сторону. Дескать, чуть ли не в глазах белорусов читаю: хочу говорить и много — о «зверствах» режима, «бесчинствах тирании» и прочей выдуманной американской пропагандистской машиной чепухе, но только намертво сковала атмосфера страха. Президент, понимая, как тяжело сейчас журналисту продвигать нужную ему повестку, снисходительно улыбнулся и пожурил его:

— Атмосфера страха? Вранье! Мэтью, вы врете, извините меня. Вы же по Минску ходили? Без охраны, без службы безопасности, вас никто не сопровождал, и я в ваших глазах сегодня не вижу никакого страха. Так а чего бояться нашим людям?
Главное в имидже нашего государства, наша фишка, если можно так сказать, в том, что наши люди ни ночью, ни вечером, ни днем с маленькими детишками, в том числе в колясках детских, не боятся выходить на улицу. Это наше достояние. И я готов на любом уровне, с любым человеком защищать эту позицию. И я не верю, что вы, будучи в Минске, чего-то испугались. Просто не верю. Это заранее созданная CNN ложь. Наверное, кому-то надо это. Поэтому я напрочь отвергаю, что у нас прямо ходят и дрожат.

О протухших выдумках

Однако господин Чанс не унимался. Он бросил нервный взгляд в шпаргалку и, кажется, нашел там успокоение. Вот убийственный факт, которым он уж совершенно точно прижмет Лукашенко к стенке. Четверо погибших на баррикадах во время прошлогодних бунтов. Нет… Не так… Мирных демонстраций. Вот сразу видно — бесконечно далек человек от белорусских реалий, хоть и возглавляет московский офис телекомпании. Ну мог бы хоть бегло изучить тематическую прессу, пусть и оппонирующего власти лагеря. Даже они перестали лишний раз мусолить эти бредовые, протухшие выдумки. Тем не менее Президент не оставил без внимания и этот неуклюжий выпад:

— Назовите их фамилии… На баррикадах, когда управляемые из-за рубежа невероятные ринулись на силы правопорядка и были применены спецсредства, человек поднял светошумовую гранату, пытался бросить в силы правопорядка и был ранен. Я знаю этот случай. Но это же не милиция пришла куда-то к этому человеку и его убила. Он пришел убивать. Кстати, бывший заключенный, помилованный мною. На всякий случай, чтобы вы знали. Я его помиловал, он вышел на баррикады с ножами и заточками и пытался бросить гранату в правоохранителей. За что получил в ответ ранение. Вот это я знаю.

А все остальное… Можно к этому приписать в тот период что угодно. Кто-то от ковида умер, кто-то от астмы, кто-то онкологией болел, умер, и наши протестуны их всех записывали в этот список. А вы читали и радовались. Потому что вам, видимо, это надо было. Поэтому не надо их перечислять. Советую вам в этом просто серьезно разобраться. Нужна помощь? Поможем. Не надо все валить в одну кучу, никаких четырех погибших не было.

Об оппозиции

В какой-то момент Мэтью решил пройтись по персоналиям. Ну и как же тут без недалекой женщины, которую, словно мартышку, тягают по разным западным кабинетам и показывают, как заморскую диковину, мол, вот настоящий лидер… На что Глава государства лишь пожал плечами:

— Про персонаж в женском роде я рассуждать не собираюсь. Я против женщин не воюю. Поэтому не хочу давать никаких характеристик.

Ну а возвращаясь к серьезному тону, Александр Лукашенко отметил:

— По поводу лидерства в оппозиции… Дай бог, чтобы у меня всегда была такая оппозиция, как сейчас. Лидеры оппозиции — это те, которые живут в этой стране, имеют иную точку зрения и, высказывая ее, борются за реализацию этой альтернативной точки зрения. Таких персонажей (из числа беглых. — Прим. ред.) в Беларуси нет. Они где-то там, у вас. На ваши деньги содержатся.

Об ответственности и истинных целях беглых

Чанс попытался разогреть тему, мол, как же так, их признают, с ними говорят и прочая «жвачка» для лохов. Но снова нарвался на железобетонные аргументы:

— Если вы революционер, ввязались в революцию, а тем более пытались осуществить блицкриг на ваши деньги, ну так вы должны быть готовы ко всему. Что, не так в истории было? А если вы хотели просто заработать на этом или хайпануть, как у нас это принято сегодня говорить, ну тогда это другой вопрос. И Тихановская ведь, клянусь своими детьми, никуда не бежала. Она попросила меня, чтобы я ее доставил на границу с Литвой. И не только ее, еще нескольких человек. Что я и сделал. Как же она бежала? Вы хотите доказательств, мы можем вам их предоставить. Вот еще один фейк.
Тот, кто ввязался в революцию, пусть идет до конца. Он знает, что такое революция и ее последствия. Сбежали? Значит, это жулье. Жулье, которое хотело заработать на этом деньги. Что они и делали. Последние события это доказывают. Поэтому вас или дезинформировали, или вы хотите дезинформировать ваших зрителей и слушателей.
 
О правах человека
 
Пожалуй, это самая любимая мантра западных медиа. Если что-то идет не по плану, заводи шарманку о правах человека, мол, признайте, диктатор (полагаем, репортер явно подумал, но сдержался от этого определения), нарушаются они в Беларуси. Неужели Чанс и его кураторы рассчитывали, что белорусский лидер в чем-то должен покаяться? Такое ощущение, что на этом вопросе репортер CNN уже видел себя в лучах софитов на многотысячном стадионе, но буквально с первых слов ответа Президента журналист стал сдуваться.

— Вы меня в чем-то пытаетесь упрекнуть. Позвольте пару фактов по поводу прав человека. Вы недавно нанесли удар в Афганистане по семье, подозревая в терроризме. Погибло 12 детей…

Я не собираюсь перед вами ничего признавать. Я не подследственный. Поэтому вы выбирайте выражения на всякий случай.

Не я про американцев начал разговор, а вы спросили у меня, как я реагирую на то, что известный персонаж встретился в Америке с Байденом. Это американский Президент. Вы начали этот разговор. Поэтому я и затронул вопрос Америки, если уж говорить о правах человека.
Вы угробили 12 детей в Афганистане. Вы видели, как цеплялись люди за шасси и погибали в Кабуле. Вы там 20 лет убивали людей. Поэтому успокойтесь насчет смертей, гибели и так далее.
 
Мэтью Чанс очень сильно нервничал, когда беседа выходила из русла, по которому она, по его разумению, должна была протекать. Афганская тема его и вовсе приводила в панику. Он начинал многословить, забалтывать, уводить разговор в сторону. Такой же ужас сквозил в его поведении, когда Президент упомянул об убийстве американской гражданки в конгрессе. Кураторы явно не давали Мэтью установок касаться этих весьма неудобных проблем, ведь ЭТО ­ДРУГОЕ. А самостоятельность здесь опасна. И тут стала уже явно вырисовываться главная функция приезжего журналиста. Ему неинтересна Беларусь. И в собеседнике он хотел бы видеть только инструмент подтверждения той картины мира, которую рисует его канал. Правда здесь не нужна в принципе. И очень многие моменты в развитии разговора лишь подтверждали эту мысль.
 
О посадке самолета RyanАir
 
Следующий вопрос журналиста также не отличился оригинальностью — про посадку самолета RyanАir, на борту которого находился белорусский гражданин, объявленный в розыск. Репортер настолько упрямо и заученно твердил, что это была операция белорусских спецслужб, будто лично сидел за штурвалом этого «Боинга». Но его пустые обвинения разбивались о факты, которые приводил Президент: 

— Что касается рейса этого самолета. Недавно ICAO (международная компания, инспекция, которую мы звали два или три месяца) наконец-то приехала. До сих пор результаты не обнародованы. Вы на каком основании пытаетесь мне предъявить претензии? У вас что, иные факты есть? Мы свои факты выкладываем на стол и показываем, как было. Если вы интересуетесь задержанным...

Тут американский журналист бросился в оправдания — мол, оперирует опубликованными фактами. И попробовал еще раз надавить на Александра Лукашенко: признайтесь, это же была спецоперация? Но, как говорится, не на того напал. 

— Если бы это была спланированная акция нашими спецслужбами, если бы это было так, как вы говорите, — вы мне льстите. Потому что провести спецслужбами такую операцию и не нарушить ни одного международного закона и даже инструкции — это дорогого стоит. Я не могу сказать, что наши спецслужбы и даже ваши на это готовы.
Это ваша выдумка. Если вы хотите правду, обратитесь хотя бы в ICAO. Они провели расследование. Мы их позицию знаем, а вы нет.
Что касается задержанного… 

Мэтью снова попытался перебить интервьюера, но Президент его сразу осек:

— Минутка, не надо меня перебивать. Что касается задержанного Протасевича, оппозиционера. Мы можем вам предоставить возможность с ним встретиться, и вы с ним поговорите. Не надо мне задавать вопросы об этом. Он вам расскажет. Он уже много чего рассказал. Вы не слышали об этом?
 
О закрытии воздушного пространства
 
В этот момент американскому журналисту не терпелось взять слово. Ведь не за правдой он в конце концов приехал. Такой задачи перед ним, видимо, и не ставили. В ход идут утверждения о том, что некоторые авиакомпании отказались летать над Беларусью, чувствуя себя небезопасно в нашем воздушном пространстве. Но Александр Лукашенко спокоен:

— Если вы боитесь летать над нашей территорией, могу вам лично и вашей компании, вашей стране и любой другой гарантировать полную безопасность пролета над Беларусью. Так, как это было всегда.
Но если я и правоохранительные органы будут видеть угрозу белорусскому государству, мы посадим здесь любой самолет. Будь то Великобритании, будь то Соединенных Штатов Америки. Он немедленно будет посажен в Беларуси, если мы будем чувствовать угрозу. Точно так же и вы поступите. Это норма. Поэтому я здесь не исключение.
А бояться летать через Беларусь… Вы многие десятилетия летали через Беларусь, и никаких не было проблем. И не будет. А то, что вы не летаете, — господь с вами. Летайте через Северный полюс, можно через Южный. Это ваше право. Я вас заставить не могу. Я даже не то что не Соединенные Штаты, я даже не Великобритания, чтобы диктовать какие-то условия. Нет вас здесь, летают другие, как вы только что сказали. Ничего, обойдемся. Думаю, придет время, придут новые люди и осознают пагубность того, что мы сейчас творим с вами. Это не выгодно никому — ни нам, ни вам. Не знаю, зачем вы это устраиваете. А то, что перестали летать к нам, — так вы команду дали такую. Еще не успели задержать этого оппозиционера, о котором вы говорите, а уже все в Европе и в Америке после команды из Вашингтона начали как под копирку делать заявления. Они были однотипны. Возьмите и прочитайте. Это говорит о том, что где-то, может, в CNN, вы им прописали тезисы и они начали заявлять. Перестали сюда летать. Господь с вами, обойдемся.
 
О миграционном кризисе

Касаясь темы миграционного кризиса, американский журналист прямо расцвел. Неудивительно, ведь он приготовил очередной свежий фейк. Но для начала вопрос построил так. В западной картине мира Беларусь чуть ли не открытки присылает беженцам из других стран с подписью «Вэлкам ту Беларус». А затем, когда они приезжают к нам как туристы, мы буквально силой выталкиваем их к границам стран Евросоюза, «создавая огромное давление на пограничные, таможенные службы этих стран». Разразившись таким спичем и покраснев от гордости, Мэтью задает вопрос:


— Вы берете на себя полную ответственность за создание миграционного кризиса на границе ЕС и Беларуси? 

— У вас есть факты, что я толкаю этих людей на границу с Польшей? Нет и быть не может. Почему? — последовал встречный вопрос Президента. 

В ответ — лишь робкие оправдания, мол, версия не моя, лишь цитирую официальную позицию польского правительства. И выдает новый шокирующий фейк. Дескать, в Беларуси мигрантов пичкают наркотиками, амфетамином, «чтобы они очень долго не спали, чтобы им было легче переносить холодную погоду». Журналист настолько уверовал в этот бред, что даже не удосужился уточнить, правда ли это. Впрочем, ему это и не нужно было. Цель ведь в том, чтобы ретрансляцией наглой лжи вывести Александра Лукашенко из равновесия, заставить его сорваться, показать миру — вот он, дескать, «тиран» и «деспот» во всей красе. Но журналисты президентского пула отлично знают, что Президент на такие уловки не ведется. Он всегда готов слушать альтернативную точку зрения, но аргументированную, подтвержденную фактами, а не чепуху, высосанную из пальца
— Все, что делает ваше польское правительство, — это безумство. Вы говорите, что мы кормим людей наркотиками — факты на стол! Будут такие факты, я буду нести ответственность.
 
Чанс даже растерялся от такого ответа, снова схватился за свои исписанные листки с заготовками и попытался перебить собеседника, чтобы повернуть разговор в выгодное для себя русло. Но Президент был невозмутим:

— Минуту, не перебивай меня. А сидеть в Варшаве и бряцать языком на разные темы, уходя от ответственности перед польским народом за свои проделки — так проще. А надо разобраться. Почему вы не хотите разобраться, что происходит на границе? Мы к этому готовы. Мы не объявили чрезвычайное положение, как поляки, на границе. Мы разрешаем всем журналистам приезжать на границу и разобраться. Милости просим. Мы CNN и другие каналы приглашали туда. Они встречались с этими беглыми людьми. Мы их (беженцев. — Прим. ред.) просим: вернитесь до морозов в Беларусь, побудьте хоть в Беларуси. Нет, нам пообещали литовцы и поляки политическое или какое там убежище. Мы ждем. Вот они три месяца ждут решения этого вопроса. И что, только через территорию Беларуси в вашу страну и в Евросоюз идут люди? А через Средиземное море? Испания, Италия, Греция. Сколько там людей гибнет — сотнями — пересекая Средиземное море. Тысячи людей попадают в Евросоюз. Точно так они пошли через Беларусь.
 
Они не к нам идут, они идут к вам, потому что вы их туда позвали. Зачем вы их туда звали?
 
Вы недавно публично позвали афганцев и попросили центральноазиатские страны бывшего Советского Союза и Россию, чтобы они им разрешили там остановиться. Вы самериканцами попросили. И европейцам дали команду — принимать всех. Это ж прозвучало на вашем канале. Почему не принимаете сейчас людей, которые бегут от войны из тех стран, которые вы разорили? Почему? Поэтому не надо на Беларусь валить. Если бы они шли в Беларусь и хотели остаться в Беларуси, а мы их выбрасывали туда, в Польшу или Литву, вы бы предъявили претензии. Но сегодня нет таких людей, которые хотят в Беларуси остаться, а я их выкидываю. А вы мертвых людей через границу перебрасываете нам. 

Такая правда Мэтью была не нужна, он снова разволновался и, дабы сохранить лицо, обронил, что, дескать, ловит Президента на слове и готов воспользоваться возможностью побывать на границе, на что Александр Лукашенко парировал: 

— Меня на слове ловить не надо. Если я сказал, что при вашем желании мы вас отвезем на границу, там уже два с половиной месяца сидят эти бедолаги, 30 с лишним человек, которых мы одеваем, кормим и обогреваем. А по ту сторону — колючая проволока и стоят польские солдаты с автоматами. И покажем вам некоторые вещи, где травили собаками людей, избивали, применяли электрошокеры, чтобы выдавить людей, выбросить с территории Польши. Они ведь даже не в Польшу шли и не в Литву. Они шли в Германию, куда их позвали. Поэтому не надо меня ловить на слове. Если я сказал, что вы можете поехать на границу посмотреть, мы вас хоть сегодня, хоть завтра туда отвезем. Вы в Москве сидите, можете приехать в любое время, мы вас туда отвезем.
 
Об обвинении в «мести» Евросоюзу за санкции
 
На протяжении всего интервью Мэтью Чанс пытался всячески показать свою самостоятельность и напористость. В какие-то минуты он отчаянно жестикулировал, повышал голос, перебивал своего визави, что выходило за пределы журналистской этики, требующей от репортера умения слушать и слышать собеседника. Но какое там слушать и слышать?! Телевизионщик явно отрабатывал обязательную программу, нарисованную для него руководством, и шаг влево-вправо от нее грозил ему чудовищными неприятностями. О каком креативе, какой самостоятельности тут можно говорить?! И журналист, то и дело утыкаясь в бумажку, продолжал сыпать фейками и домыслами. К примеру, не использует ли Лукашенко мигрантов в качестве мести ЕС за санкции против Беларуси? И снова натолкнулся на железную логику белорусского лидера: 

— Вы можете это чем-нибудь доказать, что я решил отомстить Европейскому союзу? Вы меня за безумца считаете? У меня центральноевропейская страна, небольшая по размеру. Всего 210 тысяч квадратных километров. Я что, десятью миллионами могу диктовать условия полумиллиарду человек? В Евросоюзе 500 миллионов человек проживает. Я не думаю, что вы считаете меня безумцем, в противном случае вы бы сюда не приехали. Поэтому я не собираюсь никому мстить. Мы жили без Европейского союза и еще много лет проживем. Кроме вас, мир огромен, пусть он тесен, но огромен. И то, что нам надо продать (главный вопрос — продать то, что мы производим), все элементарно может потребить одна Россия. А у нас еще есть полуторамиллиардный Китай — наши друзья, мы там продадим еще что-то. Мы продадим в Турции, Иране, Пакистане, Индии. У нас нормальные с ними отношения. Мы обходимся без вас. Без вас и без Америки. Обойдемся и в будущем.
 
Мстить могут только слабые люди. Простите за нескромность, я себя слабаком не считаю. И не считаю необходимым мстить Европейскому союзу. Не собираюсь. Это вы им мстите, ваша страна. Зачем вы вышли из Европейского союза? Потому что надо было отомстить. А я мстить не собираюсь.

Об отношениях с Россией

А вот репортер CNN не собирался отказываться от своих провокационных вопросов. Теперь он попытался сыграть на теме белорусско-российских отношений. И ладно бы спрашивал о том, как обстоят дела в экономическом или военном сотрудничестве. Так нет же, снова потянуло на жареное: какую цену заплатит Беларусь за интеграцию? И невдомек Мэтью, что это у них, на рыночном Западе, все имеет цену и все можно купить с потрохами. У нас же совсем другой менталитет, и есть вещи, которые гораздо дороже денег и которые в принципе не продаются. Поэтому упрек Президента абсолютно логичен:

— У вас англосаксонское мышление. Мы никогда ни с Президентом Путиным, ни на других уровнях не ведем так разговор: вы нам заплатите или мы чего-то обещаем. Мы братские народы, мы народы от одного корня — белорусы и русские. Мы абсолютно — ни внешне, ни внутренне — ничем не отличаемся друг от друга. У нас единая политика, единые цели. И мы к ним движемся одним путем. И нам не надо никакие обещания.
 
Мы близкие родные народы. И без обещаний мы построим свое будущее. И даже вы нам помешать не сможете.
 
Если вы так боитесь, что Беларусь может превратиться в западный форпост России, тогда зачем проводите эту глупую, безмозглую политику. Зачем вы нас делаете форпостом России? Если уж по существу, то мы давно являемся форпостом Союзного государства Беларуси и России. У нас создана на этом западном направлении единая фактически армия. Единая вооруженная группировка, основой которой является белорусская армия. И в случае конфликта, мы это не скрываем, нас вся западная часть Вооруженных сил России будет поддерживать. Я вас не пугаю. Я просто вам напоминаю то, о чем мы постоянно говорим. Поэтому разговоры, что когда-то будет этот форпост, безосновательны. При необходимости этот форпост будет создан в течение месяца.

Однако на CNN, похоже, все видится исключительно в темных тонах. Фейки множатся как грибы после дождя. А как же «многочисленные» зарубежные военные базы, которые размещает у себя Беларусь и вот-вот бросит эти войска на Литву, Польшу и Украину? Президент недоумевает:

— Ну вы меня вообще удивляете. Вы что, не знаете, или ­НАТО не знает, какие у нас базы иностранных государств? У нас нет ни одной базы никакого государства, в том числе России. Кроме двух баз, можно сказать, гражданского назначения. Это база с советских времен, в Советском Союзе была построена, для раннего обнаружения пуска ядерных ракет с вашей территории. И вторая — база связи, посредством которой российские Вооруженные силы осуществляют связь со своим флотом в Атлантике. Вот и все базы. Там всего, наверное, 30—40 человек служит, наших людей. Два-три офицера россиян, остальные наши военнослужащие, больше никаких баз здесь нет. Но, Мэтью, это главное для ваших зрителей, не побоюсь это сказать:
если нужно будет, то Беларусь превратится в единую базу Беларуси и России, военную базу, для того чтобы противостоять вашей агрессии. Если вдруг вы на это решитесь или отдельные соседние государства. Вы это должны четко понимать. Я это тоже не скрывал.
Ваш журналист CNN сидел на Большом разговоре, и я об этом говорил.

О суверенитете

И тем не менее Чанс не хотел, а точнее, даже не пытался понимать Президента. Он упрямо, словно дятел, долбил одно и то же, продвигая повестку своих кураторов. Мол, Беларусь сдает суверенитет, войдет в состав России и так далее. И снова Александр Лукашенко мудро не стал продолжать дискуссию на эту тему, подчеркнув, что подобные рассуждения — это дело вкуса:

— Что касается того, что Беларусь войдет в состав США, Великобритании или России, — это абсолютная глупость. Недавно я на этот вопрос тоже отвечал. Мы с Путиным, и руководство России и Беларуси в целом, достаточно умны, чтобы в рамках двух независимых, суверенных государств создать такой союз, который будет еще сильнее унитарного образования. Такой вопрос (о потере независимости и вхождении в состав России. — Прим. ред.) в повестке дня не стоит вообще. Это выдумка коллективного Запада, как у нас говорят. И никаких цен здесь нет и быть не может.
Суверенитет и независимость любой страны не покупается и не продается. Тем более это не со мной.
 
О ситуации с СOVID-19

        Чем дольше продолжалось интервью, тем больше западный журналист осознавал, что вывести из равновесия белорусского лидера не удастся. А копилка фейков  все пустела, и аргументы у гостя заканчивались… Тогда он и вовсе пустился в пространные суждения, непонятные оценки и упреки. Мол, Александр Лукашенко несерьезно воспринял ситуацию с коронавирусом. Президент даже пристыдил собеседника: 


— Вы сказали, что я несерьезно воспринял этот мировой психоз? Подтверждаю, это действительно психоз. Это и сейчас происходит в мире. Мы слишком ушли при решении каких-то других вопросов от лечения людей, от защиты людей. Особенно у вас на Западе: в Америке, в Великобритании.
Белорусского штамма, кстати, не было, а английский штамм бродит до сих пор по Европе. То есть вы фактически породили новый вирус. Поэтому не надо кивать на нас.
Что касается наших смертей, так у нас 6—8 человек в сутки погибает с подозрением на ковид. И мы все у патологоанатомов проверяем, и не всегда это подтверждается. В Соединенных Штатах Америки тысячами гибнут. В Великобритании сотнями гибнут. И вы меня упрекаете, что мы неправильно лечим? На Западе вы у себя провалили лечение людей. Вам не нравится наш белорусский путь лечения людей, но мы исходим из наших реалий и наших возможностей. И наш путь оказался правильным — мы не объявляли локдаунов. Почему вы сейчас не объявляете локдаун? Значит, вы подтверждаете наш метод, что он правильный. 

Мы пользуемся вакцинами многих стран, собственную вакцину изобрели. Сейчас начинаем ее производить. Мы обеспечили лекарствами всех людей, средствами защиты. Это разве не серьезное отношение? Но вам хочется сказать, что вот этот диктатор Беларуси — безумец, что он людей не лечит. Я еще больше погружен в это, чем вы, на Западе, все вместе взятые руководители. Более того, не знаю, переболели ли вы, но я перенес эту болезнь и знаю, что это за болезнь. Понимаете? Поэтому у меня и лично есть основания делать определенные выводы и советовать людям. А то, что я сказал, что вы можете выпить 100 грамм и в баню сходить, — так это норма. Мы же цивилизованные люди — это же в шутку было сказано. А вы начали хватать, что Лукашенко так лечит людей — водкой и баней. Это была шутка. Мы лечим по единым протоколам Всемирной организации здравоохранения. Она дает единый протокол, что в Америке, что в Великобритании, что в России, что у нас. И мы лечим. Но оказались более успешными, потому что вы свою медицину развалили, а мы ее укрепляли постоянно. Дай бог, чтобы все закончилось, как сейчас, чтобы не было хуже. Поэтому не надо меня обвинять — это фейки. 
Все, что вы сказали, — это фейки, полученные из интернета. Стыдно для такого канала.

Надо опираться на факты

Стыдно ли было на самом деле журналисту — останется за кадром. Однако отработать заготовленную программу Мэтью все же был обязан. Но Александр Лукашенко вчистую обыграл своего оппонента и на этом треке:

— Мы берем пропорции. Я экономист и знаю, о чем говорю. Возьмите в Великобритании численность населения и погибших, какая будет пропорция, и сравните с нашей пропорцией. В сотни раз отличается. У вас смертей больше в сотни раз! Возьмите, посчитайте. Поэтому я не говорю о том, что 10-миллионная Беларусь и сколько у вас… 60, 70 или 80 миллионов…

— 70, — уточнил репортер. 

— У нас на десять миллионов в сутки шестеро умирает. Ладно, для счета возьмем: 10 умирает в сутки на 10 миллионов, а у вас на 70 миллионов умирало и умирает по 800—900 человек. Возьмите пропорцию. Это несложно посчитать. Что-то у вас в Великобритании не так с математикой, я так понимаю. Но не обижайтесь, Мэтью, я шучу. Я все сопоставляю и считаю через пропорции. Поэтому не надо меня в этом упрекать. И когда разгорелся…

Однако закончить фразу Александру Лукашенко Мэтью снова не дал. Английской сдержанности ему явно не хватало, и в некоторые моменты он напоминал больше горячего, импульсивного латиноамериканца. Но и на это Глава государства спокойно ответил:

— Я никому никогда не давал легкомысленных советов, а вы просто в бешенстве, особенно в Великобритании, порой не знали, что делать. Мы это видели, и я это видел, потому что глубоко был в это погружен. Я не могу быть легкомысленным в своих советах еще и потому, что сам перенес эту болезнь в отличие от вас и некоторых других. Поэтому спокойно могу рассуждать на эту тему. Это вы так определили, что мы неправильным путем шли. Это ваша позиция. И ваша точка зрения. А у меня другая позиция и другая точка зрения. И она подкреплена конкретными фактами. От этого никуда не уйдешь. 

О группе задержанных в Беларуси вагнеровцев

Задавая следующий вопрос, господин Чанс, на удивление, выбрал не тактику нападения, а сделал будто бы извиняющую ремарку: речь об Украине и не связана с заявленной темой беседы... Но для Александра Лукашенко нет запретных тем:

— Нет, Мэтью, вы можете задавать любые вопросы. Это все связано. И по Украине в том числе. Коль уж приехали — задавайте.

Вопрос для англичанина действительно интересен: у него просто в голове не укладывается, откуда об этой спецоперации узнал Президент Беларуси. Как такое возможно? Откуда были намеки или сливы?! Вероятно, для западного журналиста это будет на самом деле эксклюзив, хотя Глава государства не единожды в подробностях описывал детали. Впрочем, история настолько увлекательная, что Александр Лукашенко специально еще раз повторил ее для заморского гостя: 

— Если вы хотите знать правду, я детально могу это изложить. Удивительно только: CNN признал недавно, что это была операция ЦРУ через Украину. Это меня удивило. 

Буквально в начале сентября телеканал CNN выпустил «шокирующее разоблачение». В расследовании со ссылкой на источники в украинских спецслужбах журналисты заявили: Центральное разведывательное управление США оказывало помощь Украине в подготовке операции, которая привела к задержанию в Беларуси 33 российских бойцов ЧВК Вагнера в июле 2020 года. По словам собеседников канала, американские разведчики помогали украинским коллегам деньгами, технической поддержкой и консультациями. Однако Мэтью делает такую ремарку для Президента: мол, ЦРУ-то все отрицает…

— ЦРУ отрицает? Ну, это их право, они все отрицают, я тоже не настаиваю. 
Эти 30 человек (около 30), как только они пересекли на автомобилях белорусско-российскую границу в пункте пропуска по основной трассе Берлин — Москва, наши спецслужбы через свои возможности получили такую информацию: к нам направляются 30 вооруженных человек из Российской Федерации. И они сразу же попали в поле зрения белорусских спецслужб. Это у меня было на контроле ежечасно, потому что, согласитесь, это серьезный вопрос. Мы их держали на контроле. Они в одну гостиницу попытались заселиться, потом заселились в другую. Мне — доклад, что они находятся в гостинице. Я задаю вопрос руководителю спецслужбы: мы сможем за ними наблюдать в Беларуси, чем они будут заниматься и зачем они сюда приехали? Мы сможем их держать (все 30 человек) под контролем? Мне честно сказали: мы постараемся, но не можем гарантировать, что мы кого-то не упустим. А люди вооруженные, я не знаю, чего они приехали. И тогда ночью лично я дал команду, когда они заселились в эту гостиницу совсем рядом, всех их задержать. Мы их задержали и разместили в соответствующем месте. Сопротивления не было никакого, там невозможно было сопротивляться. Сработали блестяще спецслужбы! Кстати, те ребята, из числа которых позавчера (28 сентября. — Прим. ред.) погиб этот парень.

Задержали. Разгорелся скандал в России, в Украине. Я попросил генеральных прокуроров (просила Россия, просила Украина их выдать): пусть генеральные прокуроры России и Украины приедут в Беларусь, сядут здесь вместе и примут решение вместе с нашим Генеральным прокурором, который должен был принять решение об их (задержанных. — Прим. ред.) экстрадиции куда-то. Никто сюда не приехал. 

Тогда я пригласил своего старшего сына, который был помощником Президента по национальной безопасности, и послал его туда, где они находились, — в места лишения свободы. Он поехал, я ему поручил: задай им один вопрос, коль никому они не нужны, ни Украине, ни России, задай им вопрос, куда они хотят уехать. Я ведь понимал, что эти ребята выполняли чей-то приказ. Он им задал этот вопрос, приезжает и говорит: они хотят в Россию. Я говорю: все? Там же шесть человек граждане Украины? Ты украинцам задавал вопрос? Они говорят — только в Россию! Украинцы потребовали! Я говорю: хорошо, сажай их в автобус и вези их туда, куда они захотят. Он их отвез туда, по дороге накормил, напоил, они извинились и попросили (интересно): можно ли нам когда-нибудь приехать в Беларусь с туристическими целями? Сын мне позвонил, я говорю: мы никому не запрещаем, но только с благими намерениями. Вот и все. 

— Это очень интересно, очень интересно, спасибо! —
кажется, что впервые за всю встречу Мэтью Чанс получил удовлетворение. Но — нет, показалось. Журналисту все время хочется жареных, острых сенсаций, а правда на вкус не такая. Чанс буквально настаивает: белорусское Правительство было информировано высокопоставленными лицами из Украины, таки никто вам не звонил? Ну, Мэтью, ну камон, ну тебе же ответили. И даже Президент недоумевает:

— А что, у CNN была другая информация или другая точка зрения? Это для вас новость, что я сказал? 

Господин Чанс неуклюже пытается оправдаться и в третий раз заводит песню про какие-то мифические инсайты, якобы руководство Украины слило информацию о группе белорусскому Президенту. Впрочем, нервы у Александра Лукашенко стальные, поэтому для непонятливых — еще раз: 

— Абсолютная ложь, Мэтью. Меня никто ни из украинского правительства, ни президент Украины не информировал. Меня информировали собственные спецслужбы — Комитет государственной безопасности, который контролировал путь этих вагнеровцев от границы до гостиницы и в обратном направлении. Никто ни из Украины, ни из России мне по этому вопросу не звонил. 

— Спасибо, что уточнили этот вопрос, это очень для нас интересно, —
еще раз благодарит иностранный журналист и, похоже, намекает на то, что вопросов больше нет и съемочной группе пора сворачиваться. Как же так? Пришлось Президенту брать инициативу в свои руки, ну коль уж гость приехал:

— Возможно, Мэтью, мы что-то упустили? Вы так разволновались, уронили приборы какие-то… Возможно, мы какие-то вопросы упустили? Если у вас есть они, я могу на них ответить. 

— Я так не думаю. Я думаю, мы успели поговорить обо всем, о чем хотели, — говорит журналист и дальше повисает мхатовская пауза. Что в голове сейчас у англичанина? Борется ли в нем профессиональный азарт спросить о том, что действительно интересно ему самому, или там страх выйти за рамки того, что обозначил продюсер? Бедный Мэтью. И он решается, как говорит сам, на последний вопрос.

О новой Конституции и Президенте Беларуси 

Тема сменяемости власти — одна из самых любимых у зарубежных СМИ, которым доводилось общаться с Главой государства. И хотя Чанс вначале коснулся актуального вопроса о новой Конституции, но все-таки скатился к банальному — вы, господин Президент, первый Президент, а будет ли второй? Удивил так удивил. Но Александра Лукашенко удивить сложно: 

— Вы хотите сказать, что изобрели лекарство от бессмертия?

Мэтью молчит, не зная, что на это ответить. 

А Глава государства искренне улыбается: 

— Мэтью, клянусь тебе, я не собираюсь быть Президентом даже до смерти. Клянусь. Все будет зависеть от ситуации в Беларуси. 
Если вы, ваши патроны на Западе, откуда угодно, не будут вмешиваться в нашу ситуацию и мы будем чувствовать себя уверенно и спокойно как суверенное, независимое государство, как народ, который заслужил быть суверенным и независимым, — поверьте, все случится раньше, чем вы думаете. Но если только вы посмеете еще раз, как в прошлом году, вмешаться в наши события, будет плохо. Будет так, как вы думаете сейчас. Но господина Чанса не устраивает такой ответ, он апеллирует цифрами: вы, мол, уже 27 лет на посту, когда уйдете? 

— Слушайте, я 27 лет, как вы сказали, на этом посту служу своему народу, но я еще не достиг того возраста, как у вас в вашем вашингтонском обкоме. Там, по-моему, президент — сколько ему, 88 уже? Ну скоро 90. Поэтому давайте за ориентир возьмем возраст вашего патрона в Вашингтоне. А почему бы нет? Но вы не волнуйтесь, я не дотяну до этого возраста. 

Президентом может быть человек столько, сколько он пожелает и его изберет народ. Но если он здоров и может управлять страной. У нас непростая ситуация, поэтому здесь должен быть энергичный, здоровый человек, которого изберет народ, и он будет желать быть Президентом. Вот эти главные условия.
Но я об одном сказал: должен быть мир и покой, чтобы не разрушилось то, что я создавал как первый Президент Беларуси. Если вы нас будете атаковать, постоянно нас бомбить, лишать своего слова, своего лица и своей независимости, я буду вечным Президентом. Я буду защищать то, что я создал вместе с белорусским народом, даже ценой своей жизни. 

Вместо послесловия 

— Президент Лукашенко, спасибо вам огромное за беседу, — благодарит Мэтью Чанс. 

Глава государства еще раз уточняет: все ли тот спросил? Получив утвердительный ответ, с доброй улыбкой благодарит:

— Спасибо вам, вы интересный собеседник. 

А дальше одна ремарка от Александра Лукашенко. Сначала, как может показаться, лично журналисту. Но если вдуматься — всем нам, людям и правительствам на разных континентах:


— Мне, Мэтью, хотелось бы, чтобы вы (солидный канал, мы смотрим дома этот канал, у меня младший сын очень хорошо разговаривает на английском, он мне часто переводит) — будьте объективнее и честнее. 
Мир такой тесный, очень тесный. Планета, казалось бы, большая, но она такая маленькая. И какие б мы ни были разные, нам жить с вами вместе на этой планете. Поэтому давайте жить дружно.Приезжайте. Вы рядом. Можете приехать без камеры. Нам удастся более откровенно поговорить. И может, я смогу вас убедить в чем-то или разубедить на основании тех фактов, которые у меня сегодня есть. Не верьте, что мы агрессоры и что мы хотим захватить Великобританию, Соединенные Штаты Америки или отдельно Евросоюз. Нам это не нужно, и мы на это не способны.

Источник: https://www.sb.by/articles/pravda-protiv-feykov.html
Фото БЕЛТА
 

Недостаточно прав для комментирования. Войдите на сайт используя социальные сети.

Войти с помощью

Конкурс

\

 

  

Яндекс Реклама