О чем у Владимира Короткевича болела душа? Ответ на этот вопрос можно узнать из писем нашего талантливого земляка своему дяде Игорю Гринкевичу из Рогачева, которые сегодня хранятся в Музее народной славы. Уникальные рукописные экспонаты представляют литературную ценность и открывают Владимира Короткевича с другой, возможно, не всем знакомой стороны.

Семья – на особом месте

«… вам нужно беречься, не напрягаться. Забросьте вы к хреновой матери все эти теплицы. Всех денег все равно не заработаешь, а пропадешь. Меня вот Бог наказал неизвестно за что. И это понять надо, как страшно остаться одному или одной (за несколько месяцев до написания этого письма ушли из жизни мать и тетя писателя – Прим. автора). Мы ведь и нужны только друг другу. Кому мы еще нужны? Ну ладно, при теперешних обстоятельствах в Рогачеве без свиньи не проживешь. Так вышлю я вам на поросенка и нехай невестка возится. Она молодая, полная сил. А вам пора подумать о себе. А еще лучше сразу большую купить. И на это я вам, поднатужась, вышлю (немножко денег появилось). И плюньте вы на эту каторгу…», 18 апреля 1983 года.

Содержание посланий свидетельствует о теплом отношении писателя к своей семье, о глубоком и искреннем переживании за судьбу родных. Каждое из писем Владимир Семенович заканчивал словами: «Целую и обнимаю вас всех». В переписках с дядей писатель часто справлялся о здоровье семьи, рассказывал о новом материале, творческих планах. К слову, одно из писем написано на черновике стихотворения «Беларускае мінулае».

История – второе увлечение в жизни

В своих посланиях Владимир Короткевич нередко обращался к истории Рогачева: кроме того, что он писал произведения на эту тематику, так еще до 1982 года наш талантливый земляк состоял в товариществе охраны памятников истории и культуры БССР.

«… я з гэтага года ўжо не ў прэзідыуме праўлення аховы помнікаў. Ветліва вывелі са складу. Маўляў, нязручна, што муж і жонка кіруюць. А на самай справе проста за максімалізм, бо кожнае пасяджэнне не даваў праводзіць ціха і мірна, прымушаў аб нечым думаць, за нешта заступацца, штосьці ўладжваць і г.д. Вандалаў зацугляць нельга, калі варварства прадугледжана самой сістэмай у адносінах да помнікаў старой архітэктуры. Адзначыць мяне яшчэ не адзначылі. Высунулі, а там – бог бацька. Не дадуць. Там без мяне сракалізаў досыць, а я ў іх ніколі не хадзіў і хадзіць не збіраюся…», 16 августа 1982 года.

Между строк видно, что их автор – человек с твердой жизненной позицией, справедливый и принципиальный. Однако это не мешало оставаться ему добрым и отзывчивым к людям, особенно когда дело касалось его семьи.

На первом месте – творчество

И это не обсуждается. В каждом письме Владимир Короткевич упоминал о том, что происходит в его литературной жизни – о том, что уже написано и что еще предстоит, – рассуждал о будущем своих произведений и переживал, как их примут читатели.

«… З пачатку года скончыў п`есу, чытаў яе віцебскаму тэатру на гастролях у Сімферопалі (не ведаю, ці прымуць) і сцэнарый (зараз рэжысёр над ім працуе, і я не ведаю, ці прымуць ягоную работу), а цяпер канчаю тэкст да вялікай фотакнігі пра Мсціслаў (папрасіў сакратар ЦК па прапагандзе). Днямі скончу і паеду ў Мсціслаў, каб канчаткова праверыць сёе-тое…”, 16 августа 1982 года.

Влюбленный в литературу, Владимир Семенович ни минуты не останавливался в творческом поиске и не терял вдохновение. Благодаря этому он оставил своим потомкам столько талантливых произведений, которые не теряют актуальности и сегодня.

 

Комментарий директора Музея народной славы Анны ЯРЕМЧИК:

  • Владимир Короткевич – несомненно, одна из наиболее ярких фигур в белорусской литературе. И очень отрадно, что его личная и творческая биография тесно переплетена с Рогачевщиной. В наших краях он провел яркие годы жизни и создал свои лучшие произведения. В честь 90-летия со дня рождения Владимира Короткевича мы подготовили выставку «Пясняр Прыдняпроўя», где представлены уникальные экспонаты, которые передали в музей родственники писателя. Среди них – не только личные письма Короткевича, но и другие любопытные предметы: мебельный гарнитур из дома Гринкевичей, который хранился в семье дяди писателя более 100 лет, книги Бородулина и Брыля с дарственными надписями Игорю Васильевичу, а также многочисленные фотоснимки семьи, картины, личные вещи, настольный перекидной календарь того самого 1984 года… Года, когда не стало нашего великого классика.

P.S. Орфография и пунктуация автора писем сохранены.

 

Виктория РОГОЖНИКОВА.

Фото предоставлено работниками Рогачевского музея Народной Славы.

Перепечатка текста и фотографий slova.by запрещена без разрешения редакции.

 

Недостаточно прав для комментирования. Войдите на сайт используя социальные сети.

Войти с помощью

Яндекс Реклама