В том, как освобождали Рогачевщину от немецко-фашистских захватчиков, знает едва ли не каждый местный школьник. Но знает, скорее, в общих чертах. А вот собрать военную мозаику того периода по мельчайшим пазлам может далеко не каждый. Один из таких редких знатоков военного прошлого нашей малой родины – директор районного центра туризма и краеведения детей и молодежи Геннадий Титович. Предлагаем читателям «Свабоднага слова» прочесть страницы освобождения Рогачевщины, написанные Геннадием Васильевичем.

Освобождение Рогачевщины от немецко-фашистских захватчиков проходило в 1943–1944 годах в три этапа.

Первый этап (конец ноября – начало декабря 1943 года)

В начале ноября 1943 года правое крыло Белорусского фронта (генерал Константин Рокоссовский) силами 50-й армии (генерал Иван Болдин), 63-й армии (генерал Владимир Колпакчи) и 3-й армии (генерал Александр Горбатов) вели боевые действия на территории Буда-Кошелевского, Кормянского, Жлобинского, Славгородского районов. Их усилия были направлены на отвлечение внимания немцев от южного крыла Белорусского фронта, где 61-я и 65-я армии (генералы Петр Белов и Петр Батов) готовились к проведению Калинковичско-Мозырской наступательной операции.

В конце ноября 50-я и 3-я армия подошли к территории южной и восточной части Рогачевщины. Войсковые соединения этих двух армий начали освобождать населенные пункты нашего района. Так, 283-я стрелковая дивизия (далее – СД) 25 ноября вернула долгожданную свободу Драгунску, 120-я СД – Старой Олешне, 121-я гвардейская СД – Курганью. А 27 ноября 269-я СД освободила Журавичи: бои здесь были настолько жестокими, что на протяжении суток деревня переходила из рук в руки три раза. В этот же день 269-я СД спасла от врага Хатовню, а в последний день ноября – Звонец и Ильич. Уже 2 декабря 120-я СД освободила Старый Кривск и Довск, 169-я дивизия – восточную часть Гадиловичей, 250-я СД – Столпню, а 4 декабря – Городец.

Крупнейшие потери понесла 250-я стрелковая дивизия в боях с врагом на территории Городецкого сельсовета. На северо-западе от деревни Буда дивизия, ведя кровопролитные бои, потеряла свыше 3 тысяч солдат и офицеров. А 24–25 ноября 4-я рота 334-й стрелкового полка 120-й СД при освобождении Старой Олешни в течение суток отбила 12 контратак врага, из 50 бойцов роты в живых остались только 4 солдата.

Вот как писала фронтовая газета «Героический воин» о боях воинских частей 3-й армии на территории Рогачевского района вблизи деревень Гадиловичи и Турск: «Рота автоматчиков 554-го стрелкового полка 169 стрелковой дивизии под командованием капитана Гуляма Якубова (по национальности – казах) и сержанта Уловина провела успешную боевую операцию по захвату вражеского плацдарма по восточному берегу реки Днепр на западе от деревни Гадиловичи. Советские автоматчики с тыла ворвались на территорию немецкого плацдарма, уничтожили вражескую оборону и взяли этот участок под свой контроль. Фашисты направили две роты пехоты и три танка для того, чтобы вернуть утерянный плацдарм. В течение двух суток советские автоматчики отбили 28 атак врага, уничтожили более 100 вражеских солдат. Воины Якубова были награждены орденами и медалями, а сам капитан Якубов награжден орденом Красной Звезды. Кстати, в феврале 1944 года при освобождении нашего города 169-я Рогачевская стрелковая дивизия форсировала Днепр, затем была выведена во второй эшелон 3-й армии и второй раз форсировала Днепр в районе деревни Лудчицы Быховского района в конце июня 1944 года во время операции «Багратион». Легендарная рота Гуляма Якубова в боях на территории Быховщины совершила чудеса героизма: 24 июня 1944 года в течение 20 часов она отбила 40 вражеских атак, уничтожила 425 гитлеровцев. За эти бои Гулям Якубов был награжден Золотой звездой Героя Советского Союза посмертно».

Первый этап освобождения восточной части Рогачевщины закончился благодаря успешным действиям двух армий – 50-й и 3-й.  Фронт стабилизировался по линии населенных пунктов Звонец – Шапчицы – Свержень – Гадиловичи – Ходосовичи – Городец. С середины декабря 1943 года до начала января 1944-го часть войск правого крыла Белорусского фронта находилась в обороне или вела позиционные бои.

Любопытно, что участником боев на территории Рогачевщины в ноябре–декабре 1944 года был известный украинский археолог Иван Артеменко: на озере Доброе он впервые познакомился с древностями Рогачевщины. А в 2000 году немецкие и рогачевские школьники вместе исследовали в этих местах археологический памятник Севакин Барок.  

Второй этап (Рогачевско-Жлобинская войсковая операция – 21–26 февраля 1944 года)

В конце января командующий 3-й армии Александр Горбатов обратился к командующему Белорусским фронтом Константину Рокоссовскому с предложением усилить его 3-ю армию за счет 63-й армии генерала Владимира Колпакчи – таким образом появится возможность захватить плацдарм на правом берегу Днепра и освободить от врага Рогачев.

Во второй раз с таким же предложением генерал Александр Горбатов обратился к командующему Белорусским фронтом 7 февраля 1944 года. На этот раз успешно. Константин Рокоссовский согласовал со Ставкой Верховного главнокомандующего проведение 13 февраля Рогачевско-Жлобинской операции. С этого момента и начинается подготовка войск 3-й армии к дальнейшему освобождению Рогачевщины от немецко-фашистских захватчиков.

Штаб 3-й армии получил директиву о проведении данной операции 17 февраля. Согласно директивы, войскам усиленной 3-й армии предстояло 21 февраля форсировать Днепр в районе деревень Виляховка и Кистени, 22-го овладеть Рогачевом, деревнями Фалевичи, Озераны, Тихиничи, а 23 февраля освободить Жлобин и наступать в сторону Бобруйска. Планы Ставки по этой операции были запредельные.

Полки дивизий 3-й армии начали интенсивную подготовку к предстоящей операции 16 февраля 1944 года. С 17 по 19 февраля командование 3-й армии отрабатывало планы боевых действий с командирами стрелковых корпусов и дивизий. К 18 февраля артиллеристы закончили пристрелку орудий, а тыловые службы завершили подвоз необходимых боеприпасов к артиллерийским подразделениям. В ночь с 19 на 20 февраля инженерные части 3-й армии уложили у Шапчиц настил для мостов грузоподъемностью 60 тонн, восточнее Кистени – 9 тонн, западнее Сверженя –30 и 60 тонн. В ночь с 20 на 21 февраля 8-й отдельный штрафной батальон под командованием нашего земляка Аркадия Осипова форсировал Днепр в районе Гадилович и совершил рейд по вражеским тылам. Это было начало войсковой Рогачевско-Жлобинской наступательной операции, которая стала вторым этапом освобождения нашего района от немецко-фашистских захватчиков.

Рано утром 21 февраля 3-я армия была готова к захвату плацдарма. В 6.30 по вражеским позициям нанесли удар 800 орудий и минометов. Одновременно в атаку пошла пехота. К 10.00 плацдарм от Шапчиц до Кистеней был захвачен советскими войсками. 

Уже 22 февраля воинские части с боями подходили к городу Рогачеву. В тот же день 129-я СД освободила Малые Коноплицы и заняла небольшой плацдарм на правом берегу Друти. 

На третий день наступления полки 120-й СД заняли северную часть нашего города. Утром 24 февраля в южную часть Рогачева вошли полки 169-й СД. Таким образом в результате героической борьбы войск Красной Армии был освобожден город Воинской Славы Рогачев.

Утром и днем 24 февраля немцы предприняли три контратаки с тем, чтобы выбить советские войска из нашего города. Действия немецких войск поддерживала авиация. Три волны немецких стервятников, по 20–30 самолетов, наносили удар по защитникам Рогачева. Город выстоял. В этот же день 120-я Рогачевская стрелковая дивизия провела севернее Рогачева разведку боем, форсировала Друть у деревни Колосы, но потеряла батальон и перешла к обороне. Другие дивизии 3-й армии также провели разведку боем, но вынуждены были отступить. Враг вернул обе позиции в районе деревни Озераны. И тогда Александр Горбатов, проявив львиную выдержу и мужество, принял решение расширить территорию плацдарма силами штрафбата. А 25 февраля 8-й отдельный штрафной батальон форсировал Друть и расширил плацдарм на правом берегу этой реки.

Любопытный исторический факт из биографии советских полководцев: 25–26 февраля разгорелся спор двух военачальников Константина Рокоссовского и Александра Горбатова. Его суть заключалась в вопросе: как действовать после освобождения города Рогачева – продолжать наступление или перейти к обороне. О дискуссии двух полководцев узнала Ставка и лично Иосиф Виссарионович Сталин. Примечательно, что высшее военное руководство поддержало точку зрения командующего 3-й армией Александра Горбатова: перейти к обороне, сохранив армию. Александр Горбатов после вспоминал, что это был единственный случай в его военной биографии, когда он не выполнил приказ вышестоящего командира.

Итогом Рогачевской операции стало уничтожение 800 немецких солдат и офицеров. Захвачено 18 танков, 5 самоходок, 22 бронемашины, 170 орудий и минометов, 300 пулеметов, 102 автомашины, 63 тысячи снарядов, 80 тысяч противотанковых мин, 12 миллионов патронов. Взято в плен 400 немецких солдат. Захвачен плацдарм на правом берегу Друти и плацдарм на правобережье Днепра (длина по фронту – 63, в глубину – 30 километров).

Приказом Верховного Главнокомандующего почетные наименование «Рогачевские» за освобождения нашего города от немецко-фашистских захватчиков присвоено 13 воинским частям и соединениям: 120-й Гвардейской стрелковой Краснознамённой дивизии, 169-й СД, 269-й СД (генерал-майор Ян Фогель, генерал-майор Алексей Кубасов, полковник Владимир Веревкин), 36-му отдельному танковому полку (подполковник Михаил Макаркин), 160-му отдельному танковому полку (майор Евгений Беляков), 40-й отдельной истребительно-противотанковой артиллерийской бригаде, 286-му армейскому минометному полку (майор Борис Алимбаев), 554-му армейскому пушечному артиллерийскому полку (подполковник Артем Сергеев), 13-й зенитной артиллерийской дивизии, 2-й штурмовой инженерно-саперной бригаде, 48-му моторизованному понтонно-мостовому батальону (майор Н. Кожин),  141-й отдельной огнеметной роте (старший лейтенант Василий Сысоев), 9-му гвардейскому инженерному батальону (майор И. Шафорост),

Мало кто знает, что воинские соединения и 24 воинские части 3-й армии, помимо получения наименования «Рогачевский», награждены орденами. Константин Рокоссовский в своем докладе обосновывает решение о награждении: «За неоднократно отличившиеся в боях соединения и части представить к награждению: Орденом Красного Знамени – 5-ю стрелковую Орловскую дивизию, 295-й гвардейский артиллерийский Гомельский полк; Орденом Суворова ІІ степени – 271-ю авиационную ночных бомбардировщиков Сталинградско-Речицкую дивизию, 584-й истребительный противотанковый артиллерийский Гомельский полк. Войска фронта продолжают наступления, выполняя поставленные Вами задачи». Кроме Константина Рокоссовского этот документ подписали генералы Константин Телегин и Михаил Малинин. 

О жесткости боев советских войск с немецко-фашистскими захватчиками в Рогачевско-Жлобинской операции свидетельствуют многочисленные потери солдат и офицеров Красной Армии. Свыше 5 тысяч защитников Отечества похоронены в братских могилах города Рогачева, деревень Старое Село, Близнецы, Мадора, Кистени, Вищин, Виков. А 11 солдат и офицеров, участвовавших в Рогачевско-Жлобинской наступательной операции, получили высокое звание Героев Советского Союза:

Алексеев Иван Павлович, сержант, русский;

Андрошев Валентин Кузьмич, старший офицер, русский;

Громов Александр Ильич, старшина, русский;

Хмель Иван Иванович, старший лейтенант, русский;

Данилов Петр Алексеевич, майор, русский;

Размадзе Галактион Самсонович, капитан, грузин;

Зайцев Яков Павлович, младший лейтенант, русский;

Зыков Юрий Николаевич, старший лейтенант, русский;

Коленников Василий Федорович, старший лейтенант, белорус;

Молодиков Михаил Григорьевич, лейтенант, русский;

Мамутов Хасан, рядовой, казах.

В последних числах февраля и до середины марта жесткие бои с фашистами проходили на Друтском плацдарме, который по фронту занимал территорию от деревень Костешев до Больших Коноплиц, а вглубь обороны врага – от 1,5 до 3-х километров. В своих воспоминаниях об этих боях Александр Горбатов писал так: «Наши опасения за плацдарм на реке Друть полностью оправдались. Уже 1 марта 1944 года после мощной артподготовки противник предпринял три атаки днем и две ночью. Все они были отражены с большими для немцев потерями. Между населенными пунктами Озераны и Виричев противник в двух местах врывался в нашу первую траншею, но в рукопашной схватке был отбит, оставив в траншее 83 убитых и раненых. В течение 2 марта противник непрерывно обстреливал плацдарм мощным артогнем и наносил удары сорока «Юнкерсами». Наши мосты к плацдарму не раз разрушались, но неутомимые саперы под руководством опытного генерала Б.А. Жилина, несмотря на губительный огонь противника, быстро восстанавливались. Враг двумя батальонами, усиленными танками, провел разведку боем, но и это атака была отбита».    

В ночь со 2 на 3 марта противник наносит удары артиллерией по первой и второй линиям обороны плацдарма, а к вечеру, после 20.00, вражеская артиллерия бьет по мостам переправы защитников плацдарма. Враг задействовал в атаке на плацдарм 50 танков и пехоту. Танки шли в атаку с включенными фарами. Советские артиллеристы били по танкам прямой наводкой. Атака была отбита. Через два часа новая атака – и она сокрушена. В течение ночи защитники плацдарма отбили пять атак.

Рогачевцы на века должны сохранить память о защитниках Друтского плацдарма, которые были отмечены благодарностью легендарного Маршала Советского Союза Константина Рокоссовского. Вот их имена: капитаны П.С. Никишев, И.В. Сорокин, П.Ф. Пазенко, старшие лейтенанты В.М. Ефим, И.П. Соколов, лейтенант Н.К. Шатный, старший сержант Л.С. Седов, сержанты Чекирев, Я.С. Дудоев, С.М. Шумилов, А.П. Блохин, И.М. Крысин, И.П. Морозов, А.П. Беляков, И.С. Яковлев, В.Ф. Баранов, И.С. Терехов, рядовые А.П. Горбачев, В.А. Старовойтов, И.Д. Ковалев, Е.Е. Селезько, Г.А. Андриенко, Т.Н. Карчевский, генерал И.В. Пинчук, майор Г.В. Левченко.

В марте 1944 года фронт стабилизировался по линии населенных пунктов Виндалин – Возрождение – Рогачев – Костешев – территория Друтского плацдарма – Малые Коноплицы – Румок – Слобода.

С середины марта и до середины июня немцы сооружали эшелонированную оборону напротив Друтского плацдарма. Они использовали свои инженерные части и узников трех трудовых лагерей. В это же время советские войска подтягивали резервы, проводили обучение молодого пополнения воинских частей. В мае Ставка утвердила план Белорусской наступательной операции «Багратион». На территории Рогачевщины 3-я и 48-я армии и авиасоединения 16-й воздушной армии вели активную подготовку к предстоящим боям.

Третий этап (Бобруйская войсковая операция – 24–29 июня 1944 года)

Третий этап освобождения Рогачевщины от немецко-фашистских захватчиков начался в результате проведения советскими войсками Бобруйской наступательной операции в рамках операции «Багратион». Она проводилась правым крылом 1-го Белорусского фронта, которым командовал легендарный полководец Константин Рокоссовский. На Бобруйском направлении были сосредоточены две армии – 3-я армия Александра Горбатова, 48-я армия Петра Романенко и часть авиасоединений 16-й воздушной армии генерала Сергея Руденко.

Накануне операции, 20 июня представитель Ставки Верховного Главнокомандующего Георгий Жуков побывал не только в штабе 3-й армии, но и на переднем крае обороны. О сложности и масштабах поставленных перед командующими армиями задач свидетельствует тот факт, что 3-я армия была укомплектована пятью стрелковыми корпусами (35-м, 41-м, 46-м, 80-м, 9-м танковым и артиллерийским корпусом). Сухопутным войсковым соединениям оказывала помощь авиация – 3-й, 6-й бомбардировочные авиакорпусы, 4-й, 6-й истребительные авиакорпусы и отдельные авиадивизии 16-й воздушной армии.  Стрелковым дивизиям помогала артиллерия. На одном квадратном километре было сосредоточено более 200 артиллерийских стволов.

Бобруйская операция на территории Рогачевского района началась в ночь с 23 на 24 июня 1944 года.

Поздно вечером запылали костры по линии фронта советских войск. В начале по вражеской линии обороны нанесли удар эскадрильи ночных бомбардировщиков, затем волной пошли на врага авиационные дивизии дальнего действия. Одновременно с авиацией мужественно работали саперы инженерных частей, которые проделывали проходы на минных полях от реки Друть, Друтского плацдарма к передней линии обороны врага. Через реки Друть и Днепр наводились мосты и штурмовые мостики.

А 24 июня в 3.50 около 4000 орудий и минометов нанесли сокрушительный удар по немецким позициям, после артподготовки в наступление пошла пехота, танки. Их движение с воздуха прикрывала штурмовая авиация. Итогом первого дня наступления 48-й и 3-й армий с севера и юга от Друтского плацдарма был прорыв немецкой линии обороны от 3 до 3,5 километра. Со стороны Друтского плацдарма войска 41-го стрелкового корпуса генерала Виктора Урбановича продвинулись в глубь немецкой обороны на 1,5 километра. У деревни Святое (озеро Святое) немцы предприняли контратаку. Здесь геройски погибли Герои Советского Союза – рядовой Савелий Дринь и старший лейтенант Валерий Уткин: они со связками гранат преградили движение немецких самоходно-артиллерийских установок «Фердинанд».

На следующий день, 25 июня, в бой ввели силы второго эшелона советских войск 3-й и 48-й армий. Огромная роль в прорыве немецкой линии обороны принадлежала легендарному генералу Борису Бахареву. Его 9-й танковый корпус окончательно сломал эшелонированную немецкую оборону в западной части нашего района.

Во второй день наступления стрелковые части продвинулись на 35–40 километров, а герои-танкисты захватили железнодорожный мост через реку Березина вблизи Бобруйска, а затем организовали оборону у деревни Титовка Бобруйского района.

На третий день наступления, 26 июня, все населенные пункты Рогачевского района были освобождены от немецко-фашистских оккупантов. А 29 июня Бобруйская операция была завершена. На 120-ю Рогачевскую дивизию 41-го стрелкового корпуса были возложены задачи предотвратить попытку выхода фашистских войск из Бобруйского котла. И героическая 120-я Рогачевская Гвардейская ордена Боевого Красного знамени дивизия с честью справилась с этой тяжелой задачей.

27 июня Рогачевско-Жлобинская группировка врага попала в окружение. 9-ый танковый корпус генерала Бориса Бахарева, 41-й стрелковый корпус генерала Виктора Урбановича с севера замыкали кольцо окружения немецкой группировки. Вражескими войсками руководил командир 35-го немецкого армейского корпуса генерал-лейтенант барон фон Лютцев. Немецкий генерал организовал 20 контратак с применением танков по захвату переправ через реку Березину. Ярости врага не было предела. Фашистские солдаты и офицеры ценой неимоверных усилий стремились вырваться из окружения. Командующий фронтом Константин Рокоссовский принимает решение направить бомбардировочную и штурмовую авиацию фронта на уничтожение Рогачевско-Жлобинской немецкой группировки, сосредоточенной на дороге Жлобин–Бобруйск. В распоряжении у Лютцева было 170 танков, около 800 машин, несколько тысяч солдат и офицеров, которые плену предпочитали смерть. Авиация 16-й воздушной армии генерала Сергея Руденко за полтора часа совершила 350 самолетовылетов по скоплению живой силы и техники врага. Противник был рассредоточен. Окончательно Рогачевско-Жлобинская группировка была уничтожена у деревни Букина Бобруйского района. В Бобруйском котле сложили свои головы более 20 тысяч немецких оккупантов.

На третьем этапе боев с врагом на Рогачевщине высокое звание Героев Советского Союза получили свыше 30 советских солдат и офицеров. В одном треугольнике (Колосы – Заполье – озеро Святое) звания Героя Советского Союза удостоены 9 советских воинов:

Анищенко Сергей Петрович, рядовой, белорус;

Гермашов Иван Васильевич, старший лейтенант, русский;

Богомолов Николай Тимофеевич, лейтенант, русский;

Великоконь Григорий Иванович, старший сержант, украинец;

Дорохин Иван Никитович, младший лейтенант, русский;

Приходько Петр Сергеевич, старший сержант, украинец;

Дринь Савелий Григорьевич, рядовой, русский;

Уткин Валерий Степанович, старший лейтенант, русский;

Сафонов Анатолий Георгиевич, старший лейтенант, русский.

Любопытный исторический факт: участником боев на Рогачевщине в 1944 году был известный писатель, командир артиллерийской батареи Александр Солженицын. В своих воспоминаниях он говорит о накале боев в наших краях.

С 1999 года районный центр туризма и краеведения проводит волонтерскую туристско-краеведческую экспедицию по местам операции «Багратион». Школьники благоустраивают братские захоронения советских солдат, собирают краеведческий и этнографический материал. Сердца рогачевских детей наполнены гордостью за тот подвиг, который совершил советский солдат в годы Великой Отечественной войны. 

Подвиг освободителей, их имена воодушевляют рогачевцев, которые служат в Вооруженных Силах Республики Беларусь. У братских захоронений советских воинов на Рогачевщине всегда живые цветы как символ благодарности потомков солдатам Великой Победы…

 

Геннадий ТИТОВИЧ,

директор Рогачевского районного центра туризма и краеведения детей и молодежи.

 

Перепечатка текста и фотографий slova.by запрещена без разрешения редакции.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Недостаточно прав для комментирования. Войдите на сайт используя социальные сети.

Войти с помощью

Яндекс Реклама