Мама без прав, но с обязанностями: почему жительница Рогачёва не может вернуть потерянного ребёнка?

«Раньше я не думала, что в моей жизни случится ситуация, из которой нет выхода. А теперь поняла, что меня настигла настоящая беда. Я понимаю, что в создавшемся положении огромная моя ошибка, и никого, кроме себя, я не виню. Но всё исправить уже вряд ли получится». Почти семь лет назад по решению суда у жительницы Рогачёва Татьяны Мельниковой отобрали сына. С тех пор её связь с ребёнком оборвалась, хотя живут они всего в десяти километрах друг от друга. Историю нашей землячки в толковом словаре можно разместить напротив слова «тупик». Тупик, в который женщина сама себя загнала и, к сожалению, не прилагает никаких усилий, чтобы выбраться из болота жизненных неурядиц.

Может, этот знак заставит Татьяну Мельникову задуматься о дальнейшей жизни?

Алкоголь и слабый характер разлучили с сыном

Жизнь Татьяны Мельниковой складывалась так, как и у многих ее сверстниц. После школы совсем юная девушка нашла работу на заводе «Диапроектор». Чуть позже встретила своего первого мужа и в 17 лет родила первенца. Затем ненадёжный муж наградил женщину ещё двумя сыновьями и, по классике мелодраматического жанра, бросил семью. С тремя детьми на руках женщина выживала как могла, стараясь достойно выполнять материнские обязанности и обеспечивать детей всем необходимым.
Годы шли, и место первого мужа занял второй мужчина, который тоже оказался не сокровищем, разве что с его помощью родился ещё один сынишка. Но и новый суженый недолго пробыл в семье. Это ещё больше надломило женщину. А смерть матери – её единственной опоры – и вовсе стала тем спусковым механизмом, который привёл к грустным последствиям. Татьяна начала выпивать. Алкоголь стал занимать в жизни женщины всё большее место, меньше времени оставляя на 8-летнего Владика. Новый образ жизни многодетной мамы не остался без внимания органов опеки.
Первый раз разлука с сыном была короткой – Татьяне дали полгода на исправление поведения. И материнские чувства взяли верх над слабостями: женщина перестала злоупотреблять и привела в порядок частный дом в Залинейном районе. Младший сын вернулся в семью. Правда, ненадолго. Татьяниной степенности хватило всего на полтора года. Потом всё пошло по накатанной, пока в один прекрасный день Влад не вернулся из школы.
– Сразу после уроков его забрали и увезли в приёмную семью… Меня даже не предупредили. Я испугалась, звонила в милицию, где мне всё объяснили… Даже не дали попрощаться… – разводит руками Татьяна Мельникова. – И вообще, в чём я виновата? Что выпиваю? А кто сейчас не пьёт? Пока не появился Декрет № 18, всё было нормально. Старших-то детей я вырастила – тоже иногда были гулянки. И ничего, подняла на ноги.
На ноги-то подняла, а стала ли для них хорошим примером? Субъекты профилактики убеждены: у них были все основания для лишения их подопечной родительских прав.
– Причина – употребление спиртных напитков и уклонение от выполнения родительских обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетнего сына. 27 января 2012 года Татьяну Мельникову лишили родительских прав и забрали ребёнка. С тех пор эта женщина ни разу не обратилась в органы опеки с просьбой помочь вернуть сына, – разъяснила главный специалист отдела образования, спорта и туризма Рогачёвского райисполкома Елена Крапицкая.
Младшего Мельникова передали в приёмную семью Татьяны Дмитриченко в Стреньках. Новая мама и Влад сразу нашли общий язык.
– Ещё после первого отобрания Татьяна Даниловна сказала: если ещё раз этого мальчика настигнет участь быть оторванным от родной матери – привозите его к нам. Так и случилось, – рассказала старший инспектор инспекции по делам несовершеннолетних Рогачёвского РОВД Татьяна Лукьянова.
С тех пор прошло почти семь лет. За это время беспутная мама ни разу не нашла возможности встретиться с собственным ребёнком, с которым её разделяет не больше десяти километров! А разве для родной кровиночки это расстояние?..
– Однажды я видела его мельком, но не решилась подойти. Боюсь. Боюсь его реакции, боюсь поломать ему жизнь… Да и что я ему скажу?.. – удивляет чёрствостью женщина.
Что это: слабость характера или отсутствие материнских чувств? Судить не нам. Таких матерей мой дед справедливо называл «кукушками».

После свалки жизнь только начинается?

Наше знакомство с 53-летней Татьяной Мельниковой произошло… на свалке.
– За прогулы на работе – на ферме в Заполье, где она трудится дояркой, – Татьяне дали 10 суток ареста с пребыванием в изоляторе временного содержания. А одним из условий наказания является привлечение к труду. В нашем районе обязанные лица отбывают повинность на полигоне ТБО, – объяснила Татьяна Лукьянова.
На первый взгляд, оступившаяся женщина не производит впечатление жертвы алкоголя. Светлое и доброе лицо располагает, складная, грамотная речь говорят о том, что человек не глуп, а вежливость в общении с незнакомыми (и в данном случае – сующими свой нос в чужую жизнь) людьми – признак воспитанности. Как оказалось, и в работе Татьяна Мельникова – образец трудолюбия.
– Татьяна Мельникова отличается от остальных обязанных лиц, которые отбывают у нас наказание. А за месяц у нас в среднем бывает по 6–7 таких граждан. Она послушная, ответственная, хорошо выполняет работу. Нареканий к ней нет, – прокомментировал мастер полигона ТБО КЖЭУП «Рогачёв» Алексей Семянников.
Да и на основной работе наша печально известная «героиня» зарекомендовала себя с положительной стороны.
– Трудится хорошо, ничего не скажешь. Но стоит ей на день уйти в запой, всё – ищем всем миром. Это, конечно, не оправдание, но Татьяна Мельникова просто боится после 1–2- х дней прогулов выходить на работу. Наверное, ей стыдно. Не знаю… И получается, что она уходит в длительный «отпуск», за который в её случае грозит уголовная ответственность. Кстати, до этого проступка она долго продержалась в трезвости – с 2016 года, с момента прошлого отбывания наказания, к ней не было замечаний, – отметила Татьяна Лукьянова.
Прогулы и в этот раз стали причиной заключения женщины под стражу. На свалке мы застали горе-мать в последний день отработки. На лице её читалось раскаяние. Только, к сожалению, не из-за отсутствия ребёнка рядом, а из-за того, что угодила в очередную передрягу.
– Лучше на ферме работать, чем здесь, на морозе. Никаких условий! – сетует бедовая женщина.
С потерей сына Татьяна, похоже, смирилась.
– А что я могу сделать? Ведь 70 процентов моей зарплаты забирает государство на возмещение расходов по содержанию моего ребёнка. На руки выходит 70–80 рублей. Разве за них можно прожить вдвоём, одна еле выкручиваюсь… – с отчаянием в голосе говорит женщина.
Однако субъектов профилактики такие аргументы не устраивают.
– В Татьяне Мельниковой просто говорит нежелание менять свою жизнь. Если бы она перестала злоупотреблять алкоголем, содержала в порядке жильё, не прогуливала работу, где ей, кстати, очень помогают – предоставили дом в Заполье, чтобы она не ездила каждый день из Рогачёва, – обратилась в органы опеки с заявлением вернуть ребёнка – уверена, ей пошли бы навстречу. При веских обстоятельствах её долг, который сегодня составляет более 7 тысяч рублей, суд мог бы списать, – считает Татьяна Лукьянова.
Что может заставить женщину отказаться от борьбы за ребёнка? Да ничего. Разве что бессердечие и отсутствие материнского начала. Сказать, что у Татьяны Мельниковой нет сердца или она не умеет быть мамой – сложно. Старшие-то сыновья не обвиняют женщину в недостатке ласки и внимания.
Сегодня её потерянному сыну Владу 16 лет. Он учится в одном из техникумов в Бобруйске. Часто навещает приёмную семью. Вспоминает ли о той, которая его родила? Никто не знает, что на душе у мальчика, лишённого тепла родной мамы… Он вырастет, возмужает, дай Бог станет достойным человеком и вряд ли захочет встречи с женщиной, которая предпочла ему рюмку водки. Он переживёт эту боль. А вот осилит ли тяжесть своего креста Татьяна? Хочется верить, что рано или поздно она вернётся к правильному образу жизни, переборет свой страх и подберёт для младшего сына нужные слова. В противном случае, никогда себе этого не простит.

Вместо точки

На учёте в Рогачёвском РОВД состоят 50 обязанных родителей, которые работают и возмещают расходы на содержание своих детей, находящихся на государственном обеспечении. Ещё 16 числятся в лечебно-трудовых профилакториях, в местах лишения свободы, в розыске. Общая сумма их долга составляет почти 525 тысяч рублей.

 

Виктория РОГОЖНИКОВА.
Фото Раисы БОРОВОЙ.


Поделиться:

Мама без прав, но с обязанностями: почему жительница Рогачёва не может вернуть потерянного ребёнка?: 5 комментариев

  • 03.12.2018 в 20:28
    Permalink

    Статья трогает, глубоко капнули. Только вот мамашу нисколько не жаль, свалка по таким плачет. Кто променял ррбенка на бухло недостоин называться матерью.

  • 04.12.2018 в 14:06
    Permalink

    А мне ее жаль!

  • 05.12.2018 в 10:36
    Permalink

    Женщина, которая лишает свое ребенка заботы и настоящей семьи из-за каких-то низменных слабостей (мужики, алкоголь, наркотики, стремление к беззаботному образу жизни), не заслуживает называться мамой. Она достойна лишь порицания и призрения. Настоящая мама в первую очередь всегда думает об интересе ребенка, она живет им и для него. Для счастья ребенка мама готова гореть, тонуть, замерзать, быть сильной, оставаясь очень нежной. Настоящие родители знают, что ни одна боль не причиняет столько страданий, как боль твоего ребенка. А здесь на лицо — слабость, эгоизм и безразличие…

  • 05.12.2018 в 13:45
    Permalink

    Грехи других судить вы так усердно рвётесь — начните со своих и до чужих не доберётесь…(Шекспир)

  • 05.12.2018 в 19:21
    Permalink

    Или еще из «шекспира»: пить или не пить вот в чем вопрос)) в данном случае мамаша сделала неправильный выбор.. Бог ей судья.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.