На краю района. Рогачёвщина западная: Бирчанская Слобода

У журналистов «Свабоднага слова» возникла идея побывать в четырёх крайних населённых пунктах нашего района и рассказать, как там живут люди. Надеемся, землякам будет интересно узнать что-то новое о Рогачёвщине. Итак, открываем рубрику «На краю района» и едем на запад – в деревню Бирчанская Слобода.

По дороге в район почти никто не ездит.

Длинная деревня, но пуста

Населённый пункт, куда мы отправляемся, относится к Дворецкому сельсовету. Деревень, в названиях которых есть слово «слобода», в этой административно-территориальной единице ещё 3 – Дворецкая, Лисковская и Пархимковская. По словам председателя сельисполкома Фёдора Левковского, в Бирчанской Слободе 12 домовладений, здесь зарегистрировано 15 человек, но зимой в населённом пункте остаётся 4–6 жителей.
От Рогачёва до Бирчанской Слободы 30 км – на машине это расстояние мы преодолели примерно за полчаса. Проехали Дворец, добрались до Пересеки и свернули с трассы Р43 на просёлочную дорогу, по которой, судя по всему, с утра двигались лишь гужевая повозка и машина. Через какое-то время на ровной после дождя песчаной дороге остались только следы повозки. Въезд в населённый пункт не обозначен – мы сразу и не поняли, что уже на месте. В деревне две улицы: длинная Челюскинцев при повороте направо сменяется Слободской.

Как живёте, слободчане?

Иван БОБКОВ помнит времена, когда в деревне все вели хозяйство.

А вот и первый житель: на давно видавшей краску скамье замечаем одиноко сидящего человека. Рядом с ним растёт такой же одинокий тюльпан с тонким вытянутым стеблем. Глушим двигатель и выходим знакомиться. Мужчина охотно включается в беседу. Бобруйчанин Иван Бобков приезжает в родную деревню на лето: в доме напротив жили его родители. У него две сестры – в Бобруйске и Бортниках. На наш вопрос, как ему здесь живётся, отвечает:
– Пенсию мне привозят, бывает, сам езжу во Дворец. Воду беру в колодце, есть небольшой огородик – можете через забор посмотреть. А из хозяйства… Ну какое здесь хозяйство можно держать? В прошлом году лиса наведывалась, оказалась бешеной, приезжали из Рогачёвской ветлечебницы, забрали и собаку, и лису.
Слободчанин вспомнил, что раньше в деревне было около 40 голов скота – молока никто не покупал, а сейчас всё привозное: автолавка останавливается в центре деревни, доставляет продукты во вторник и пятницу. Рассказал, что 4 семьи дачников пробовали здесь поселиться, но либо не находили работу, либо начинали пить – так и уехали.
Увидев приезжих, на улицу выходит сосед Василий Шилов, ветеран МВД. Он тоже живёт в Бобруйске, там его жена и дочка.
– Отдыхаю здесь от суеты. А что в городе, в том скворечнике сидеть? – возмущается Василий Васильевич. – От телевизора к холодильнику – и всё. А здесь свежий воздух. Встал в полпятого, соловушки поют, завтрак приготовил. Никто не тревожит. Каждый год жду март – и сразу сюда, на родину.
Благодарим за разговор первых собеседников и двигаемся дальше. Деревня выглядит безлюдной. По обе стороны дороги – дома в пышных зарослях, полуразрушенные и одинокие без своих хозяев. А вот аккуратненький домик, рядом скошена трава, в палисаднике пионы. На скамье несколько привялых веточек – отгонять мошек. Стучим в калитку и заходим во двор – из огорода выходит женщина. Знакомимся, пока она моет руки.
– Вы по свету, наверное? – интересуется она.

Зоя Ивановна из Бобруйска проводит на Рогачёвщине всё лето.

– Мы из районной газеты, хотим узнать, как вам здесь живётся. Длинная у вас деревня…
– Но пустая, – заканчивает фразу Зоя Ивановна. – Я приезжаю сюда из Бобруйска только на лето. Это родительский дом. Уезжаю в город пенсию получить, квартиру оплатить – и назад.
– Посмотрите мой огород, – гостеприимно приглашает хозяйка. – Сама выкосила траву во дворе и у дома. Вот мои клубника, смородина, лучок, картошка, помидоры.

– Не страшно вам одной?
– Нет, у нас никто чужой не ходит, – уверяет Зоя Ивановна. – Здесь хорошо, не то что в городе на 5-м этаже!
В ухоженном дворике есть гамак, стол и скамейки, построена баня. По словам хозяйки, на выходных у неё шумно – из города приезжают сыновья с внуками. Провожая корреспондентов, женщина желает нам удачи и охотно берёт предложенный экземпляр «Свабоднага слова».

Все мы родом из села
Подходим к дому напротив – по словам соседей, это дом коренной жительницы Бирчанской Слободы Нины Ильиничны.
– Здравствуйте, можно к вам?
– Здравствуйте.
– Мы из районной газеты, хотим узнать, как вы здесь живёте.
– Ой, жывём… Во крыша цячэ. Шыфер нада. На пасёлку ёсць разбураныя дамы, а ў нас няма на чым прывезці мацерыял. Вось так і сядзім, – начинает сразу с наболевшего худенькая бабушка. – Аўталаўка прыязджае, і пенсію прывозяць. У Мінску нявестка ў бальніцы работае, дык яна, калі трэба якое лякарства, прывозіць.

Нина Ильинична – коренная жительница Бирчанской Слободы.

От 86-летней жительницы узнаём, что она родом из этой деревни. У неё два сына: один в Минске, второй живёт с ней, ушёл на работу. После смерти жены он переехал к матери.
– И часто навещает сын из Минска?
– Ой, не, нячаста. У яго няма сваіх дзетак, позна жаніўся, жыве з жанчынай і яе дзвюма дочкамі. Кварціру пастроілі, машыну купілі. Ён дзелавы, можа ўсё здзелаць – во плітой старой няма як пользавацца, дык ён прывёз электрычаскую. А у етага сына, што са мной жыве, ёсць дачка, дык яна прыязджае са сваім хлопчыкам з Зарэчча.
– А войну помните?
– Гадоў 9 было мне, у першы клас я пайшла. Жылі мы ўтрох: мама, бацька і я. Бацька ў горадзе работаў і хацеў нас ужо перавезці да сябе, у Бабруйск. Дакументы пабраў, а тут вайна. Дык так і засталіся тут. А потым ён ціфам захварэў і памёр. 37 гадоў яму было. Маму немцы шукалі. Знайшлі – збілі, счарнілі, ускінулі на калёсы ды і павезлі аж у Побалава. Уцекла яна, прыйшла дамоў. Жылі з ёй удзвёх, не было нічога ў нас. Як немцы адступалі, забралі нашу карову, кабылу з калёсамі, пшаніцу знайшлі ў ямцы. Мы з мамай пазней купілі цёлачку, свіней дзяржалі, курэй, гусей, вутак. Ну а цяпер жа няма сілы, як што дзелаць… Кот і сабака ёсць. Былі ў мяне куры, дык іх тхор паеў.
– Крепкого здоровья вам!
– Ну ўжо паміраць трэба, – усмехнулась Нина Ильинична. – Каб із бальніцы прыязджалі, памералі б даўленне, якога лякарства прывезлі – мы б купілі. А так просім родственнікаў і саседзяў.
– Вот вам газета наша, с сыном почитаете.
– Сын не пачытае, я сама пачытаю! – оживилась бабушка при виде газеты. – Усяго вам харошага.
Свернули на Слободскую. На этой улице только два жилых дома. Из одного из них выходит женщина лет 55 – Лариса Анатольевна привозит сюда из Бобруйска свою мать.
– Ждём фельдшера из Дворца, маме стало плохо.

В самую западную точку района фельдшер приезжает из Дворца.

В доме напротив открыта калитка, со двора подаёт голос сторожевой пёс. На огороде две женщины и мужчина, который водит лошадь – обгоняет картошку. Как только работа заканчивается, две сестры Зоя и Антонина выходят к нам. В апреле они привозят 87-летнюю маму на родину.
– Раньше в деревне много было молодёжи. В Барсуках находился клуб – туда гулять ходили, а учились во Дворце, за 8 км. Все мы выходцы из деревни, летим сюда от городских стен на выходные.
У соседского дома останавливается фаповский «каблучок» – не прошло и часа, как прибыла медпомощь. Фельдшер Татьяна Сорокина отправляется в дом.
– Может, вас что-то беспокоит, проблемы есть какие? – пытаемся вывести слободчан на серьёзный разговор.
– Нас волнует, что у заброшенных домов бурьян. А тут и лисы бегают. В прошлом году одна пришла во двор, укусила собаку, собака – сестру. Пришлось прививки делать. Кладбище у нас такое запущенное! Едешь в Жлобин – кладбища ухоженные, а у нас… Свет включат в 21.30, а в 23.00 его уже нет. 3 фонаря на деревне, – жалуются соседки.

А вокруг тишина

Бирчанская Слобода встретила нас тишиной и пустынными улицами. Немногочисленные жители, которых мы видели в деревне, большей частью приезжие. Из коренных осталось человек 6 – Нина Ильинична, Мария Будник, Гриша, Миша Заяц, Галя Вежновец, Галя Чернявская… Их имена нам ничего не скажут, они почти вошли в историю доживающей свой век деревни. Приятно, что собеседники оказались людьми открытыми, охотно пошли на контакт. Они привыкли к своей одинокой жизни, ждут дни, когда приедет автолавка или доставят пенсию.
Покидая деревню, фотокорреспондент сделал множество снимков полуразрушенных домов, утопавших в густых зарослях. Невесёлую картину дополнило большое старое дерево, ствол которого раскололся на две разные части – они будто символизировали прошлое и настоящее отдалённого населённого пункта. А отсутствие указателя с названием деревни оказалось ещё более символичным.

Компанию немногочисленным сельским жителям составляют кошки да собаки.

Автор рубрики
Оксана РОМАНОВА.
Фото
Василия РОГОЖНИКОВА.

Перепечатка текста и фотографий slova.by запрещена без разрешения редакции.

 

sv-­slova@tut.by


Поделиться:

На краю района. Рогачёвщина западная: Бирчанская Слобода: 4 комментария

  • 23.06.2018 в 19:50
    Permalink

    Клевые фоты с собакой и котом)

  • 24.06.2018 в 13:46
    Permalink

    На фоне нескольких критических материалов эта публикация выглядит как нечто свежее, лёгкое и чистое. Приятный, легко читаемый материал. Снимки, пусть сделаны в пасмурный день, всё равно визуально приятные, с зеленью и т.п. К тому же не могло не понравиться, что в печатной версии материал разместили аж на 2 полосы )
    Интересно было бы узнать о других трёх крайних точках района )

  • 28.06.2018 в 11:09
    Permalink

    Немного грустно от того что таких деревушек у нас становится все больше и больше .

  • 30.06.2018 в 17:30
    Permalink

    Спасибо за интересный материал, но почему то не взяли интервью у самого старого жителя этой деревни??? В деревнях газета, это как и в советское время огромное событие. Я бы сделал еще материал, нельзя отделять жителей. Фото Бирчанки можно найти по тегу #birchanka

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.