Штопанных учить – только портить, или Танцы у миски с целковыми

За окнами темнело, но собрание не думало расходиться.В кои-то веки в Гомеле заседал весь «свядомый» журналистский бомонд. Все ярые и яркие. Хитрые и бесстрашные, открытые и под никами… Объединяло одно: патриотизм высшей пробы. Непримиримый и, конечно же, бескорыстный.
Главной темой сего сейма стало соблюдение журналистской этики. Без нее ведь никак, если ты патриот, демократ, радеешь за европейские ценности. Оскорбляешь, к примеру, судей, депутатов — делай это аргументированно, хотя бы без мата. Устраиваешь провокации в организациях, на предприятиях — будь вежлив, улыбайся, не плюйся. Лезешь на милицейские дубинки — лезь адекватно, без истерик и кулаков. Понятно, что в стране полный беспредел, угнетенные по ночам стонут, и журналисты должны быть расторопнее, быстрее и наглее. Выстегивать чинуш по полной: за каждую дыру в заборе, яму на дороге, сосульку на крыше. Главное, больше тыкать камерой в лицо — они этого не любят, боятся. Репортажи с испуганными лицами дороже в целковых. Всегда так. Но об этике не забывать! В зале сидела действительно элита. Юрист, Мадам, Рыжий, Филя, Пухлый… Пришел и наилютейший враг режима Красная шапочка, он же Штопанный. Почтили присутствием польские друзья, они же работодатели. В помещении витал ядреный запах свободы. Свободы слова и собрания. Но, как водится, коллеги редко дружны между собой. Даже в таком правом, благородном деле, как спасение нации. Вот и на этот раз конструктива не вышло, одна грызня. Первым делом погнали на Штопанного, самого брутального и неэтичного. Слово взял Юрист и навешал тому все грехи: агрессивный, неадекватный, позорящий всю суполку и звание свободного журналиста. Себя же ставил в пример: вот уж кто вежлив, корректен и умен. Недаром столько судов пережил, стольким нос утер. Настоящий змагар. В зале, правда, пошли смешки. Вспомнили интервью с Юристом, взятое им у себя же. С теми же элементами самовосхваления. Этика, говорите? Она тут у каждого своя. Но нападки на Штопанного не прекращались. Мадам припомнила, как он зажучил флешку с материалами об очередных страданиях народа. Дала ему на хранение, а та с концами пропала. Мадам в обиде: медным тазом накрылся гонорар. А может, таким неэтичным образом ее подвинули на информационном поле? Бизнес, мадам, ничего личного. Мир капитализма жесток, и белорусская оппжурналистика не исключение. Коллег нет, есть конкуренты. А казна у спонсоров не резиновая, на всех акул пера злотых не хватит. Хочешь жить — нападай и кусай первым. Штопанный привычно огрызался на всех, дико вращая глазами. А потом взял и послал. Всех. На хутора. А что? Ему впервой что ли? Да и что ему сделают, в самом деле… Он же легенда. Мессия. Такими скандальными персонами не разбрасываются. Один факт их существования должен оплачиваться. Кто-то в сердцах вздохнул: штопанных учить — только портить. О чем еще говорили? Разделили сферы влияния: кому куда ходить с камерой. Развели паниковщину. Но иначе нельзя! Народ ведь не голодает, негативные проявления еще найти надо. Тут нюх нужен особый. Даже если запаха нет, ищи след. Он где-то же должен быть. Как тот суслик из фильма… Его не видишь, а он есть! Обсудили приключения клоунов-блогеров в Европе. Устав от режима и диктатуры, те поехали продвигать свои свежие взгляды там. Оставили только Пухлого. Видимо, по прин­ципу «его и здесь неплохо кормят». Рассказывали, отсидел как-то 10 суток, так щеки только шире стали. На баланде-то. Чудеса. Печально, но идеи быдложурналистики в ЕС не прижились. Ощутившие всю несправедливость бытия и негостеприимность евродрузей, клоуны ищут деньги на пропитание и обратные билеты. Под занавес встречи дебаты традиционно перешли в плоскость взаимного недоверия и поиска предателей. Штопанный грозил разорвать ренегата голыми руками. Сам он, понятно, вне подозрений. Думать на него, пожертвовавшего ради свободы страны, народа и себя любимого собственным ртом, было бы святотатством. Предателя, впрочем, опять не вычислили. Больше всего, конечно, косились на Рыжего. Рыжий все-таки, да и молодой. Машин, коттеджей еще не нажил. Такому переметнуться — раз плюнуть. Вон как глазки бегают… Хотя, судя по ненормально прищуренным Филиным глазам, привыкшим далеко смотреть с балкона, по поводу «казачков» у него другие версии. Закончилось всё банально. Переходящими в визг бранью и оскорблениями. Рыжий покрывал трехэтажными Штопанного, и наоборот. «Коллеги» подвывали. Польская сторона, прибывшая, к слову, не только изучить потенциал местной СМИ-суполки, но и лично познакомиться с наиярчайшими персонажами, мягко говоря, была шокирована. Самая главная хозяйка (она же мозг и казначей) грозно стучала по столу, призывая прекратить безобразие. Да где там… Если уж эти коты сцепились, их уже не разнять. Угомонились, лишь когда дама достала заветную сумку, привезенную для материального стимулирования. Но никому не обломилось! Работодатели в тот вечер были откровенно разочарованы. Разъезжались уже ночью. «А чего заседали-то?» — думали про себя самые ведущие три пера суполки. Рассчитывали хотя бы на фуршет, а тут… Зря собачились полдня. И ведь что обидно, каждый раз так. Может, порчу кто навел? Но истинным героям и патриотам наплевать на условности. Засыпая в теплой постели, каждый из них грезил о своем. О сногсшибательном репортаже, акции, провокации, возможно даже с хорошо оплаченным членовредительством (определенная публика это любит). Всем показать, кто есть ху, кто смел и крут. А там уж… Чьи лайки, того и гранты. Ничего личного. Чисто бизнес.

Источник: http://gp.by
© Правда Гомель


Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.