Рогачёвцы, скорую вызывали?

В последнее время в сторону отделения скорой помощи всё чаще летят упрёки. Но ведь там работают люди, которые готовы бежать к нуждающимся рогачёвцам в мороз, по высоким сугробам, с 15-килограммовым оборудованием, молча выслушивать людское хамство, даже проклятия и делать свою работу – спасать жизни. Хотя нередко приходится выезжать вхолостую к весёлым или скучающим «больным», которые не понимают, что один вызов обходится государству в 50 рублей. Какие ещё нюансы есть в работе станции скорой медицинской помощи? Ответ на этот вопрос искала журналистка районной газеты «Свабоднае слова», которая полдня сопровождала медиков, спешащих на помощь рогачёвцам.

В день бригады скорой помощи обслуживают от 30 до 100 вызовов.

Встретил меня заведующий отделением Андрей Катичев и передал под руководство опытного врача Дмитрия Белоусова. В бригаде дежурили также фельдшер Полина Романенко и водитель Дмитрий Петренко. После небольшой экскурсии по административному зданию по адресу: Луначарская, 2, санитарочка выдала спецодежду (куртку с надписью «Рогачёвская ЦРБ») и предложила горячего чаю в холодный зимний день. Но выпить его так и не удалось – первый вызов.

Сознательный тракторист

В деревне Ходосовичи водитель сразу подъехал к нужному дому. Калитка была открыта – нас ждали. Помощь понадобилась 80-летней женщине, которая сквозь тихие стоны пыталась рассказать, что её беспокоит, и при этом не переставала благодарить врачей.
– Тошнило? Есть кардиограммка? Кушали сегодня что-нибудь? – посыпались вопросы врача.
Оказалось, бабушке стало плохо из-за высокого давления – и даже таблетка не помогла. Сделав кардиограмму, укол и необходимые записи, доктор прикоснулся к печи.
– Бабуль, вчера только печку топили?
– Да, сынок. Сегодня с утра плохо, не топила и не готовила ничего, – как бы оправдывается пациентка.
Дмитрий Белоусов нашёл в соседней комнате одеяло, укрыл бабушку и обнадёжил: скоро станет легче.
– Часто выезжаем на такие вызовы, – уже в машине отметил Дмитрий Леонидович. – У большинства пожилых людей в домах очень холодно. Старенькие, тяжело им печку топить, а уезжать к детям не хотят. Ещё и не поела, а организму силы нужны.
На обратном пути трактор с прицепом быстро съехал на обочину, уступив место спецтранспорту.
– Какой сознательный водитель! – не сдержала я радости. – Всегда дорогу уступают?
Как оказалось, далеко не всегда. Мало того, умудряются «подрезать» даже при включённой сирене. А это задержка транспорта. Да и пешеходы не все ответственные, в чём я в тот день убедилась. Думаете, пропускают скорую на пешеходных переходах? Вот и я раньше так считала… А потом люди злятся, что карета скорой помощи прибыла через 10 минут, а не сию же секунду, как все хотели.
– Бывает, машина стоит у подъезда, а жильцы или таксисты начинают возмущаться, мол, дай проехать, чего стал здесь, – вспоминали в бригаде. – А нам по протоколу нельзя! Вдруг тяжёлый пациент, нужно транспортировать. Или понадобится дополнительное оборудование. Не все это понимают. В последнее время слышим много грубости.

Сколько можно вас ждать?!

Между первым и вторым вызовом прошло достаточно много времени. Говорят, вечером и ночью больше звонков. В день бывает от 30 до 100 вызовов (с Довским участком). Сотрудники, которые сперва настороженно отнеслись к идее редакции посмотреть на работу скорой, начали делиться рабочими воспоминаниями.
– Из местной газеты? Расскажу случай. Как-то позвонил мужчина с «девяток» и сказал, что теряет сознание, не успеем спасти, – вступил в диалог молодой фельдшер. – Мы вскочили в машину, доехали за несколько минут, а там дорогу перекрыл транспорт. Я схватил сумку, дефибриллятор и побежал. Не дожидаясь лифта, добрался до седьмого этажа и увидел пьяного мужчину в сознании. Он просто пошутил. А ведь в это время кому-то действительно нужна была помощь. Прибежали милиционеры, с ним потом разбирались. Говорит, захотел всех собрать, ещё газовщикам позвонил…
– А одному постоянно везёт – пять раз роды принимал! – подметили коллеги. – Потом его приглашали стать крёстным отцом.
– Всякое бывает в нашей работе. Как-то даже проклинали, – добавил Дмитрий Белоусов. – Вы-ехали в район на ДТП с детьми, которые разбились на мотоцикле. У старшего мальчика всё хорошо, а младшему понадобилась экстренная помощь. Люди с мобильного телефона позвонили, точные координаты в панике не оставили. Когда мы уже доехали, нас встретила недовольная толпа. И никто (!) не вышел на главную дорогу посмотреть, где скорая, рукой нам махнуть. На каком километре всё произошло? Здесь же важна каждая минута! Так мать нас проклинала. Правда, когда уже в больнице убедилась, что ребёнок живой, просила прощения. Её, конечно, понять можно, но осадок ненадолго остался. Стараемся не обращать на это внимание и делать свою работу. В стрессовой ситуации люди теряют пространственно-временную нить, поэтому часто так реагируют. И с кулаками встречали, и собак на нас спускали.
Да уж, сложно в таких условиях не очерстветь… Но вернёмся ко второму вызову. Крайняя точка района – деревня Омельно. Спидометр показывает 90 км/ч. Смотрю на часы – прошло чуть более 20 минут. Нас встретил племянник пациентки с фразой:
– Сколько вас можно ждать? Я из Светлогорска быстрее приехал!
Врач и фельдшер никак не реагируют (видимо, привыкли), проходят в дом. А мне стало обидно за бригаду: люди сразу схватили сумки-укладки, сели в машину, нигде не останавливались на перекур. Ехали на «Газели» не медленно. Да и случай неотложный, его обслуживают в течение часа. Успели.
– Вообще норматив доезда до вызовов – 15 минут по городу и 30 минут по району с момента передачи диспетчером вызова бригаде, – уточнили медики.
В районе проживает почти 60 000 человек, но каждый, кто вызвал скорую, считает, что он важнее всех. В общем, женщине помогли и госпитализировали её. Тоже проблемы с давлением. Кстати, бригада скорой помощи, передав пациента в приёмный покой, не обязана ждать, пока доктор осмотрит больного, поставит ему диагноз и назначит лечение. Да и сложно будет объяснить матери ребёнка с высокой температурой или разъярённой толпе возле упавшего человека, что врачи задержались, так как развозили по району в принципе здоровых людей (их ведь не положили в больницу). Именно поэтому фельдшеры несколько раз переспрашивают, согласны ли люди на госпитализацию.
– Бывают ли затяжные выезды? Да, когда ждём милицию на вскрытие, если, например, умер трудоспособный человек, никогда не обращавшийся за медицинской помощью, – пояснил Дмитрий Белоусов. – Кстати, перевозкой тел мы не занимаемся! Только выписываем посмертный эпикриз.
– А часто по названным симптомам можете поставить диагноз? – не унималась я.
– 50 на 50, – не задумываясь ответил врач. – Часто ведь люди толком симптомы и не называют. Что случилось? Плохо – и всё!

Пошли на второй круг

Диспетчер Александр Исаенко долго и подробно кого-то расспрашивал о симптомах. Думала, вновь на выезд. Нет, в Тихиничах на неотложные вызовы часто вначале идёт местный фельдшер, а бригада скорой помощи выезжает уже в случае ухудшения состояния пациента.
– К некоторым бабушкам приезжаем, а там уже вещи собраны – пациентки готовы ехать в больницу, – улыбается мой «куратор». – Если бы всех в больницу везли, то по человек 30–50 пришлось бы отправлять, так мест не хватит. Некоторым дома скучно…
В Рогачёвском районе 70–75% вызовов – неотложные. Это вызовы, при которых люди могут помочь себе сами: выпить таблетку, вызвать терапевта на дом.
– Поругалась с мужем – подскочило давление! – добавили немного юмора в беседу медики. – Едем, успокаиваем и жену, и мужа.

Но шутки кончились – поступил срочный вызов (они передаются бригаде в течение 15 минут). В Рогачёве женщина, перенёсшая инсульт, упала возле дома. К сожалению, этот дом в переулке мы нашли не сразу. Доктор перезвонил диспетчеру, который «попал под расстрел» телефонных звонков, и уточнил адрес. Конечно, бригаду встретили совсем не доброжелательно:
– Это те, что мимо проехали? Или другая машина?
Приятно, что в толпе нашлись люди, которые шли навстречу медикам. Девушка, увидев долгожданную машину, выбежала указать дорогу. И мужчина успокаивал женщин:
– Отойдите, не мешайте врачам. Тише!
Дело в том, что всезнающие соседки пытались громче пострадавшей называть диагнозы и симптомы, даже хотели научить бригаду правильно заносить в машину женщину на носилках.
– У нас очень хорошие водители, они сдают экзамены, карту города и района, но форс-мажоры случаются, – по дороге в приёмный покой добавил Дмитрий Леонидович. – Чем этот вызов отличается от экстренного (передаются бригаде в течение 4 минут и связаны с угрожающим жизни состоянием)? Если бы женщина упала и была без сознания, он был бы экстренным.

Диалог с главврачом

Андрей КАТИЧЕВ убедительно просит рогачёвцев: «Вызывайте скорую
правильно!»

Кроме практических выездов в составе бригады скорой помощи, была и теория: заведующий отделением с удовольствием поделился цифрами и рассказал об особенностях работы рогачёвских врачей скорой помощи.
– Мы работаем круглосуточно, – начал беседу Андрей Катичев. – В смену дежурит 5 бригад из 4–5 человек: 1 врачебная и 4 фельдшерские. Также в структуре есть Довский пост. В штате 4 врача, включая меня, 28 фельд-шеров (Рогачёв + 4 человека в Довске), 19 водителей (из них 4 – в Довске), 4 диспетчера по приёму вызовов, 8 санитарок. Все молодые специалисты остались на Рогачёвщине и не планируют уезжать – работой довольны. У нас очень дружный, сплочённый коллектив. Даже те, кто по разным причинам переходил в поликлинику, потом возвращались. Хотя работа сложная, большинство – женщины. Стараемся беречь боевых подруг, заведомо тяжёлые случаи отдаём мужчинам. Есть в штате и целые династии.
Ведётся аудиозапись звонков, затем они дублируются в журнал приёма вызовов. По степени тяжести диспетчер сортирует их на три группы: неотложные, срочные и экстренные – и передаёт определённой бригаде.
В отделении вместе с Довским постом 8 автомобилей: 5 «Газелей» и 3 УАЗа повышенной проходимости. Кардиографы, дефибрилляторы, ингаляторы, аппарат искусственной вентиляции лёгких, пульсоксиметры, глюкометры, тонометры – имеется всё необходимое диагностическое оборудование. В машинах есть транспортные шины для мобилизации, щит-носилки, носилки, на которых осуществляется транспортировка, мягкие носилки – не везде есть возможность пройти с большими, жёсткими носилками. Имеются специальные укладки для родов, для оказания помощи при укусах животных, при бешенстве, необходимое количество лекарственных средств, растворов, капельниц. Плюс у каждого фельдшера своя сумка-укладка с определёнными лекарственными препаратами для оказания медпомощи по протоколам Министерства здравоохранения.
Много работаем, чтобы сформировать у населения здоровый образ жизни, проводим индивидуальные беседы. Некоторые прислушиваются. Работаем со школьниками, трудовыми коллективами, рассказываем им об основах оказания первой медицинской помощи. Активно сотрудничаем с ОСВОДом, милицией и РОЧС. Спасатели помогают при транспортировке тяжёлых больных.
Ежегодно участвуем в соревнованиях санитарных дружин Рогачёвского района. «Диапроектор» занимал 5-е место в области. Часто именно доврачебная помощь, сердечно-лёгочная реанимация спасают жизни людей. Какой бы скорой ни была наша помощь, мы не можем сразу оказаться возле пострадавшего. Приятно, что люди, которых мы обучали, уже не раз проявляли себя. Отдача есть, поэтому продолжим работать в этом направлении. Паники не избежать, но страха будет меньше.
– Когда больше вызовов? – переспросил Андрей Геннадьевич. – Тенденции как таковой нет. Количество вызовов увеличивается осенью и зимой, когда наблюдается всплеск заболеваний острыми респираторными инфекциями. В основном выезжаем к детям. Но в последнее время проводится хорошая иммунная профилактика, и всё проходит более-менее спокойно. Летом у нас спад вызовов – все уезжают на отдых, занимаются огородами. Ещё заметили, что в полнолуние вызовов больше. И во время магнитных бурь наши гипертоники страдают. Помогаем людям.

 

Вызывайте правильно!

Чётко называйте адрес, фамилию, имя и отчество пациента (если есть возможность). Оставьте контактный телефон, особенно при экстренном вызове. Входящие номера не всегда определяются. Запомнили? Чётко – место и номер телефона! Вы всегда можете задать диспетчеру вопрос: «Что мне делать?» – и специалист вас проконсультирует.

 

Послесловие

Я не так часто сталкивалась со скорой, старалась своими силами добраться до больницы, поскольку считаю, что кому-то действительно плохо и им помощь нужнее. Эти редкие случаи всегда производили хорошее впечатление. Но некоторые знакомые отзываются о работе скорой иначе. А какой опыт общения с врачами и фельдшерами скорой медицинской помощи получили вы? Делитесь своими историями на сайте slova.by и в группах районки в соцсетях.

Врач ОСМП Дмитрий БЕЛОУСОВ и фельдшер Полина РОМАНЕНКО работают слаженно и профессионально.

Автор рубрики
Елена УДАРЦЕВА.
Фото автора и из архива работников ОСМП.


Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.