Секреты красоты и откровения под хруст французской булки: в Рогачёве побывал бывший «Белый орёл» Леонид Лютвинский

Большинство присутствовавших на концерте – женщины, с удовольствием подпевавшие знаменитым строкам «Одинокая волчица не любого может полюбить», «Как упоительны в России вечера» и «Нельзя быть красивой такой». Как признались, пришли услышать песни, которые давно любят, знают наизусть, слушают за рулём автомобиля или танцуют под них по праздникам. И конечно, посмотреть на, пожалуй, самого симпатичного солиста за всю историю группы «Белый орёл». Леонид Лютвинский – не только певец, но и артист с богатым прошлым (в частности, сыгравший в лучших спектаклях Виктюка). После прихода музыканта в группу многие студийные хиты ожили в его исполнении. Зрители полюбили не только диски, но и живые выступления «Белого орла».

Если бы не чёткие временные рамки концерта, пение Леонида Лютвинского, наверное, могло бы продолжаться до утра, а то и дольше.

Леонид Лютвинский, как профессиональный актёр, на сцене не только пел – он читал стихи, вёл разговор о самых красивых женщинах Беларуси, которые, понятное дело, могут жить только в Рогачёве, давал мужчинам советы, как покорить женщину.
А перед концертом согласился ответить на несколько вопросов нашего корреспондента. К слову, артист оказался весьма откровенным, без звёздной болезни и с хорошим чувством юмора. Подробно обо всём читайте в нашем интервью.
? Леонид, вы впервые в Рогачёве?
– Кажется, да. За многие годы выступлений я объехал такое количество городов, что уже и не помню, где был, а где нет. В Беларуси здорово выступать. Всё так душевно проходит.
? В детстве мечтали стать артистом? На вопрос «Кем быть?» что отвечали?
– Во времена моего детства этого вопроса не стояло! Все хотели быть космонавтами. В стране была определённая идеология, мы смотрели соответствующие фильмы, мечтали о целине. В молодости я завербовался в биофизическую экспедицию и поехал в тайгу. Тогда это воспринималось с восторгом: «А-а-а! Поехал в тайгу!» – романтика. Сейчас комаров кормить уже никто не хочет. «Дайте деньги – я в тайгу поеду!» – в наше время такая позиция. Тогда были другие идеалы, никого не нужно было упрашивать и заставлять.
? Может, у кого-то из родственников были творческие способности?
– Нет. Среди моего окружения и среди моей родни не встречалось никаких творческих «особей».
? А как получилось, что вы связали свою жизнь с театром?
– Случайно. Как и всё в моей жизни. Впрочем, философы уверяют, будто всякая случайность есть непредвиденная закономерность. Девочка, с которой я дружил, несколько лет подряд ездила поступать в ГИТИС. Но всё время неудачно. Однажды она предложила поехать с ней, так сказать, поддержать её морально своим присутствием. Я согласился. В итоге я поступил, а она – нет. Хотя до этого я ни секунды в жизни не хотел стать актёром.
? Выходит, это судьба?
– Именно – судьба. Так вышло, что я оказался в нужное время в нужном месте. Когда мы пытаемся кому-то понравиться, мы становимся идиотами: ведём себя скованно, хотим казаться лучше, глуповато выглядим. А когда нам всё равно, мы свободны, органичны, естественны – мы такие, какие есть. Быть адекватным в жизни – это то, чего трудно добиться. Сначала нужно понять, кто ты, что ты. К сожалению, порой на это уходит вся жизнь.
? Как получилось, что вы поступили?
– Я сделал замечание режиссёру Андрееву (он был с сигаретой). Мне указали на то, что передо мной сидят «самые добрые люди планеты», а я замечания осмеливаюсь делать. Я уточнил, что они ещё и самые скромные (разумеется, в переносном смысле этого слова). Андреев сказал: «Ну, иди, почитай что-нибудь, что ты там ерепенишься?» Я спокойно ответил: «И почитаю!»

Но что же делать мне, скажи, мой бедный друг?
Иль подражать тому, что вижу я вокруг,
Забыть об истине, звучащей благородно,
Не смелым быть орлом, но низким червяком…

Так они поняли, что со мной не прокатит. «Хотите учиться в этом здании?» – тут же спросили у меня.
?   Леонид, ваш творческий путь многогранный и разноплановый. В ГИТИС вы поступили, уже имея образование. После учёбы – Ленком, попасть в который в то время было как вы-играть в лотерею, театр Виктюка, «Белый орёл»…
– Действительно, моя жизнь отчасти похожа на лотерею. После ГИТИСа в Ленкоме показывались все выпускники московских театральных заведений, а взяли меня, и в тот же сезон в театр пришёл Леонид Броневой. Удивительной мягкости и доброты человек, совсем не похож на Мюллера. Затем театр Виктюка, ради которого я оставил Ленком.
? Насколько мы знаем, вы продолжаете заниматься театральной деятельностью?
– Сейчас я дописываю пьесу, репетирую с Владимиром Кореневым. Многие помнят его по роли Ихтиандра в фильме «Человек-амфибия». Его дочь Ира Коренева – моя однокурсница. В данный момент мы работаем над спектаклем, где я выступаю в качестве режиссёра и сценариста. Так что театральная жизнь продолжается.
? Вы говорите, что в вашей жизни много случайностей. А что ещё произошло случайно?
– Случайно я попал в «Белый орёл». В то время группа уже была, но только виртуально: один простой российский миллионер решил создать популярную группу. Записывал диски, песни, раскручивал их по радио, снимал клипы, но это была группа-мираж: в лицо её никто никогда не видел. Промоутеры приглашали коллектив на гастроли, а… никакой группы нет и в помине! Однажды мой друг Анатолий, он был барабанщиком в «Белом орле», пригласил меня в гости к этому тайному артисту. Мы сидели, выпивали, беседовали, играли на гитаре. И тут он меня спрашивает: «Будешь петь?»
– Я не умею!
– Я тоже! – признался он.
Вот и весь разговор – отказаться, конечно, я не смог. Первый концерт был в Израиле. Зрителей бескрайнее поле – 350 тысяч человек. Сначала прозвучал гимн Израиля. Затем вышел на сцену я. Наверное, всё удалось благодаря моей творческой наглости. Вышел и спел «Как упоительны в России вечера» – так началась ещё одна история в жизни. Меня захлестнули концерты, вечные поездки и интервью. Это был 2000 год. Для меня, как для драматического актёра, выйти на сцену без репетиции – это нонсенс. А здесь – песня, вперёд, пошёл! Какая там репетиция!
? И как же вы выкручивались?
– Вынужден был находить компромисс. В шоу-бизнесе совершенно другие законы. Нельзя прийти в чужой монастырь и переписать местные правила.
? А потом что произошло? Почему группа распалась?
– У нас было всё: хиты, огромные перспективы, любящая публика, но начались творческие разногласия. Я понял, что у меня нет сил на всё это. Сказал: «Всем спасибо. До свидания!» – и ушёл.
? Ваш репертуар не создаётся одним композитором, одним поэтом. Как появляются песни?
– Процентов 50 песен мои – и слова, и музыка. Конечно, я пою и известные народу композиции. Но нельзя всё время петь одно и тоже. У меня репертуара на трое суток (смеётся). Хочется и это, и это спеть. Есть много хороших песен, которые слушателю незнакомы, потому что они не звучали. Если песню часто крутят по радио или по телевизору – люди хотят слышать только её. А есть масса других песен. Нужно только услышать, и, может быть, они вам ещё больше понравятся.
? Как вы отдыхаете?
– Никак! Покой нам только снится.
? Мало кто знает, что вы родились в Беларуси. Часто бываете на своей малой родине?
– Хотелось бы, конечно, чаще. Но опять же работа не даёт такой возможности. Планирую после тура заехать со своими ребятами в Витебскую область. В деревне Визды у меня остался родительский дом. Последний раз я был там с дочкой недели 2 назад. Она наконец-то попросила: «Папа, хочу увидеть Беларусь!»
? А ваша дочь не желает связать себя с творчеством?
– Нет. Её больше интересуют биология, генетика и другие неожиданные вещи. Она просит, чтобы я ей скелет купил, хочет изучать косточки. Микроскоп купил, она всё рассматривает. Ей это нравится, может, ещё каким-нибудь Дарвином будет (смеётся). Она ходила 4 года в музыкальную школу, для папы барабанила по клавишам, но я видел, что это ей не приносит удовольствия. Однажды сказал: «Хватит, Женя! Не хочешь – не надо».
? Играть на сцене, петь – это всё, что вы умеете в жизни?
– У меня около 15 рабочих специальностей. Я освоил их ещё тогда, когда жил в Беларуси. Окончил профессиональное сельскохозяйственное училище. Получил права тракториста, водителя. Потом работал на теплопроводе «Дружба» в Новополоцке. У меня вся трудовая книжка исписана: слесарем, токарем, сварщиком, сантехником работал.
? Что нужно Леониду Лютвинскому для простого человеческого счастья?
– Счастье порой заключается в совершенно простых вещах: чтобы ребёнок не болел и чтобы всегда улыбался. Когда у тебя есть дети – твоё счастье в них. И если у них всё в порядке, то на остальное ты можешь спокойно закрыть глаза.
Спасибо за интересную беседу!

Секрет красоты от Леонида Лютвинского:
«Одно прослушивание гимна женской красоте – песни «Потому что нельзя быть красивой такой» заменяет год посещения всех косметических салонов Беларуси. Всё, что вы наносите на кожу, – бесполезно. Главное – то, что попадает в сердце и там остаётся».

С артистом беседовала Татьяна МАКАРЕНКО.
Фото Раисы БОРОВОЙ.

Перепечатка текста и фотографий slova.by запрещена без разрешения редакции. sv­slova@tut.by

 


Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.